Психологические знания
Что такое нарративная практика?
Краткие
и простые объяснения
некоторых нарративных практик
Историческая справка
Нарративный подход относительно молод – ему всего около 30 лет. Его основателями принято считать австралийца Майкла Уайта и новозеландца Дэвида Эпстона. Первого, к сожалению, уже нет в живых – он умер в 2008 году. Второй - до сих пор жив и продолжает плодотворно работать.

К моменту знакомства в 1982 году у каждого из этих психологов уже были некоторые собственные идеи, объединение и дальнейшее развитие которых привело к появлению нового направления в психологии.

Майкл и Дэвид вместе консультировали семейные пары и отдельных людей порой по несколько часов в сутки, а потом бурно обсуждали - что они сделали и к чему это привело. Такая совместная увлеченность работой и положила начало нарративному подходу.
1
История, как центральное понятие нарративного подхода
Иногда люди, впервые услышав о нарративном подходе, спрашивают:

- Что значит – нарративная практика? Там психолог истории рассказывает?

Действительно, слово «narrative» в переводе с английского означает «рассказ, повествование». Но истории в нарративном подходе рассказывает не психолог, а человек, который к нему обратился за помощью. Терапевт же слушает эти истории потому, что основная идея нарративного подхода заключается в том, что рассказывая истории о себе, человек осмысляет свой жизненный опыт.

Люди это знают интуитивно, и всегда при встречах рассказывают друг другу о том, что с ними произошло - истории из своей жизни или пережитый опыт:

- Ой, что вчера было! Сейчас расскажу!
В нарративном подходе история – это последовательность во времени событий, связанных единой темой и сюжетом.
Данное определение ясно демонстрирует связь этого нового подхода в психологии с литературой и искусством - по сути, там его корни. Само понятие «история» пришло в психологию из литературы.
Мы организуем наш опыт и память в основном в форме нарративов – историй, мифов.

…Нарратив не просто отображает и имитирует жизнь, он ее конструирует.

…Жизнь, вероятно, самое большое произведение искусства, которое мы творим.
Джером Брунер, американский психолог, 60-е годы ХХ века
Этому удивительному человеку 1.10.2015 г исполнилось 100 лет! Именно его идея о том, что люди осмысляют свой опыт и передают его другим, озвучивая в виде историй, легла в основу работ Майкла Уайта и Дэвида Эпстона, а впоследствии стала ключевым моментом нарративной практики.

Джером Брунер
Нью-Йорк, США, 1.10.1915 - 5.06.2016
Хотя Брунер понятие «История» позаимствовал из теории литературы, нарративные терапевты с успехом применяют его на практике.

Каждый раз, когда человек рассказывает мне свою историю, я прямо ощущаю, что он творит ее специально для меня. На самом деле одна и та же история может сильно изменяться в зависимости от контекста. Это зависит не только от того, кто ее рассказывает, но и кому она предназначена. Подумайте, про один и тот же эпизод из своей жизни вы будете одинаково рассказывать школьной подруге, сослуживцу по работе и маме? Наверняка это будут хоть немного, но разные истории!
Нарративная терапия старается быть доверительным, не навешивающим ярлыков подходом к консультированию и общественной работе, которая представляет людей как экспертов в своих собственных жизнях. Она показывает проблемы как отдельные от людей и позволяет людям иметь много умений, компетенций, верований, ценностей, обязательств и способностей, которые помогут им снизить влияние проблем на их жизни.

Любопытство и побуждение задавать вопросы, на которые мы преимущественно не знаем ответов, являются важными принципами данной работы. Существует много различных направлений, которые может принять беседа (не существует единственно правильного направления). Человек, консультирующийся с терапевтом, играет важную роль в определении направлений, которые будут приняты.

Мне кажется подходящим начинать любое исследование нарративной терапии с обсуждения, что понимается под «нарративами» или «историями» наших жизней.

Alice Morgan
Автор книги "What is narrative therapy? An easy-to-read introduction"
2
Графическое представление историй
Все события в жизни человека – и большие, и маленькие – представлены на графике в виде точек. Это могут быть разноплановые эпизоды от самых незначительных (увидел птичку на веточке) до очень волнующих и важных (свадьба или развод).

Все они складываются в некие истории, в которых прослеживается определенная тема, связанная с автором истории. В одной истории человек смел и отважен, в другой, наоборот, очень опаслив и труслив, в третьей - умен и компетентен, в четвертой – глуп. Таких историй у любого из нас бесконечно много, но в каждой из них мы воспринимаем себя одним определенным образом.

К психологу человек приходит со своей проблемной негативной историей, например, с жалобами на то, что у него в семье все плохо или ребенок не слушается ни родителей, ни учителей. В нарративном подходе такие истории называются доминирующими (красная цепочка на графике)

Слушая горестное повествование своего клиента, нарративный терапевт пытается выявить в его проблемной истории те моменты, которые в нее не вписываются, нечто позитивное (желтая цепочка на рисунке). А уж потом его задача – помочь человеку эти позитивные моменты прорабатывать и развивать, но уже в новую историю.
Случай из практики
Однажды ко мне обратились родители 6-летнего Саши по поводу его страха оставаться одному. Мальчик требовал, чтобы мама или папа были постоянно рядом, один он не мог ни спать, не играть. Но в семье появился второй ребенок, и родители просто физически не могли уделять старшему столько же времени и внимания, как раньше.

Чтобы ребенку не было скучно, я предложила ему порисовать на доске, и он с увлечением взялся за фломастеры. Мы начали разговор с родителями в одной комнате, а потом перешли в маленький консультационный кабинет по соседству.

Пока родители рассказывали, как тяжела их жизнь, поскольку совершенно невозможно оставить сына одного, тот в соседней комнате за закрытой дверью(!) рисовал и к нам не приходил.

Заметив, что уже четверть часа ребенок совершенно спокойно находится один, я поинтересовалась:

- Понимаю, что это сложная история. А как вы объясните тот факт, что Саша уже 15 минут находится один? Такое бывало, что он столько времени обходился без вас?

– Нет! Такого никогда не было!

Родители глубоко задумались. Я позвала мальчика и спросила:

- Саша, папа и мама говорят, что ты не можешь оставаться один?

- Да! Я очень-очень боюсь этого!

- А бывало так, что ты оставался один?

И мальчик рассказал, как однажды он остался один и ему было очень страшно, но, тем не менее, он удержался и не стал звать маму. Чтобы побороть свой страх, он просто бегал по комнате и твердил про себя, что он смелый, ничего не боится, да и мама скоро придет.

Таким образом появилось по меньшей мере 2 «желтых» события, ставших началом истории «Про смелого мальчика Сашу, который не боится остаться один». В дальнейшем мы развивали именно эту историю его жизни, которая очень понравилась самому ребенку, а тем более - его родителям!


3
3 «кита» нарративного подхода
Как работает нарративный подход? Почему история, возможно уже не единожды рассказанная друзьям или знакомым, озвученная нарративному терапевту, может привести к положительным изменениям в жизни человека?
Суть нарративного подхода можно свести к 3 основным действиям специалиста. В беседе со своим клиентом нарративный терапевт:

1. Учит человека отделять жизнь от проблем (экстернализация);

2. Помогает бросить вызов проблемным историям жизни, которые человек воспринимает как доминирующие и подчиняющие;

3. Поощряет переписать проблемную историю человека на альтернативную в соответствии с его предпочтениями.

3.1
Отделение человека от проблемы
Основная идея нарративной практики заключается в том, что проблемы человека – это только проблемы, а вовсе не внутренне присущие ему изначально качества.
В этом нарративный подход отличается от других направлений в психологии и психотерапии, в которых предполагается, что у людей есть определенные личностные качества, предопределяющие их жизнь: например, этот человек – ленивый, а тот - неорганизованный.

Слыша от других «Ты – законченный эгоист!» или думая про себя «Какая я рассеянная!», люди начинают ощущать проблему «эгоизм» или «рассеянность» неотъемлемой частью себя. Им кажется, что с такой внутренней проблемой трудно бороться, проще смириться и отступить!






Нарративные практики считают такую интерпретацию проблем не очень полезной для человека.

Ведь он вынужден признать себя «плохим» и смотреть на проблему внутри себя, как этот жираф, а это очень неудобно.

Кроме того, с собой любимым, вообще некомфортно бороться – я такой, какой есть, и ничего не поделаешь!

Нарративный подход предлагает совсем другой взгляд на проблемы человека, так называемую экстернализацию – способ разделения человека и его проблемы. Для того, чтобы клиент мог дистанцироваться от своей проблемы, психолог общается с ним на специальном экстернализующем языке. Он позволяет рассматривать проблему, как отдельное воображаемое живое существо, имеющее собственный характер, намерения и планы.

Например, фраза «Я сомневаюсь в своих умениях» на экстернализующем языке будет звучать, как «Есть проблема – сомнение в своих умениях»

Это простейший пример, когда слова, относящиеся к человеку, выносятся за пределы фразы и появляется некий отдельный субъект, представляющий собой проблему.

Иногда полезно учитывать дополнительные аспекты проблемы, такие, как ее длительность и глубину. Например, если человек говорит: «Строю планы, а потом ленюсь их исполнять и откладываю на потом», то, скорее всего, его Лень и Откладывание на потом очень избирательны. Они приходят к нему периодически и затрагивают не все сферы его жизни – одни дела он ленится выполнять и откладывает на завтра, а другие – делает сам совсем без лени.

Не всегда получается найти правильную эктернализующую формулировку сразу на первой встрече. Чаще для этого требуется дополнительное уточнения. Кроме того, у человека может быть одновременно целый клубок проблем.
Пример: «Хватаюсь за все подряд, а потом не хватает ресурса довести до конца».
Данная история включает в себя, как минимум 2 проблемы: «Хвататься за все подряд» и «Нехватка ресурсов». Скорее всего, за первой из них стоят какие-то определенный жизненные ценности человека, иначе почему ему важно хвататься за все подряд? Относительно нехватки ресурсов напрашивается вопрос – это происходит постоянно или у проблемы «Нехватка ресурсов» есть любимое время года?

Даже если клиентка говорит: «Я - плохая жена», нужно обязательно поинтересоваться - эта «плохость» всегда была с ней? Может быть, она появилась только в браке или активно себя проявляется только в последнее время.

Такие вопросы позволяют человеку слегка отступить, взглянуть на проблему со стороны и работать с ней, как с неким субъектом – договариваться или влиять на нее.

Обычно после того, как мы поговорили с человеком и выяснили, что у его проблемы есть свой характер и предпочтения, есть те, кто поддерживает эту проблему и есть, наоборот, кто поддерживает человека в борьбе с ней, я спрашиваю у клиентов, что бы они хотели сделать со своей проблемой?

В ответ я слышу разные варианты – от простейшего «Я хочу, чтобы она исчезла» до сложных, порой очень творческих подходов. Как-то одна девочка сказала по поводу своей лени:
Я хочу ее воспитать потому, что она совершенно невоспитанная! Мне надо, чтобы она меня слушалась и не лезла туда, куда не просят!
Случай из практики
Ко мне обратились родители с жалобами на своего сына: «Сережа - законченный эгоист. У него совершенно нет терпения! Если он не получает того, что хочет, он немедленно закатывает истерики». До этого они уже обращались к школьному психологу, который дал характеристику их ребенку.


  • Характеристика школьного психолога (обыкновенный язык):
...Сережа страдает недостатком внимания. Для своего возраста он недостаточно хорошо умеет сдерживать желания. Требуется диагностика гиперактивного расстройства с дефицитом внимания.

  • Заключение нарративного терапевта (экстернализующий язык)
...Похоже, Истерика и Нетерпение берут верх над Сережей, когда он видит несправедливость или не получает желаемого. Это нарушает спокойствие родителей и портит репутацию Сережи среди учителей и сверстников. Самому Сереже это не нравится.


Таким образом нарративный практик с помощью экстернализующего языка отделяет проблемы от ребенка. Он не говорит, что Сережа истеричный или нетерпеливый, а только что есть Истерика и Нетерпение, которые приходят к мальчику время от времени.

Причем когда это случается, сам ребенок тоже испытывает большой дискомфорт – его поведение не нравится окружающим и они высказывают свое недовольство. Естественно, мальчику это не нравится.
3.2
Вызов проблемной истории
Тем не менее, Истерика и Нетерпение к нему приходили, когда Сережа не получал желаемого или с ним поступали несправедливо, например, что-то обещали – и не делали. Эти выводы сделал сам ребенок в ходе нарративной беседы.
Задавая «правильные» вопросы, нарративный терапевт помогает своему клиенту понять, что есть другие методы справиться с проблемой и его способ действовать – не единственно возможный и неизбежный. Ведь вытащив проблему наружу, гораздо проще решить, как с ней быть дальше.

Примеры «правильных» вопросов:
Отношение к проблеме:
Как тебе это?
Обоснование чувств клиента:
Почему ты так к этому относишься?
Предпочитаемое решение:
Как бы ты хотел реагировать?
Навыки и умения:
Какие твои навыки и умения могут тебе в этом помочь?
Наш диалог с Сережей, которого все считали законченным эгоистом, строился по этой же схеме:

  • Отношение к проблеме:
- Тебе нравится, когда истерика и нетерпение приходят?
- Нет-нет! Мне совсем не нравится!

  • Обоснование недовольства:
- Почему тебе не подходит, что иногда истерика и нетерпение берут над тобой верх?
- Когда я так себя веду, родители очень недовольны и ругаются на меня!

  • Предпочитаемое решение:
- А как бы ты хотел?
- Чтобы было по-моему!
- Логично, но если не получается по-твоему, что делать, чтобы к тебе не пришли истерика и нетерпение?
– Я бы все равно хотел, чтобы было по-моему, пусть хотя бы позже! Например, если мне обещали подарить игрушку, то пусть сделают это попозже, а не говорят совсем нет!

Поскольку это был разговор с маленьким мальчиком, я спросила у его родителей, как они отнесутся к такому решению. Им оно вполне подошло.

  • Навыки и умения:
- А какие у тебя есть мини навыки, которые могли бы тебе помочь спокойно дождаться этого «позже»?
- Наверное, я могу потерпеть!

Родители подтвердили:
- Да, он может терпеть, если мы четко договорились! Однажды мы пообещали Сереже подарить на Новый Год крутой радиоуправляемый вертолет. Он терпеливо ждал его 2,5 месяца и не истерил по этому поводу!

В результате беседы возникла договоренность между ребенком и родителями и количество Сережиных истерик сильно снизилось.


Мальчик Саша, который боялся оставаться один, после «правильных» вопросов нарративного терапевта тоже сам сделал выводы:
Я совсем не хочу бояться, мне это не подходит! Ведь я не могу без мамы ни с другими ребятами поиграть, ни в садик ходить, а ведь мне скоро в школу!
Для нарративного практика очень важно спрашивать у человека его отношение к тому, что происходит, даже если кажется, что это не совсем подходящая для него история.
Случай из практики
Ко мне как-то обратились родители подростка с жалобами на его невероятную лень. Поскольку мальчика ругали за это и дома, и в школе, казалось, такая история должна его точно не устраивать. Но на мой вопрос: «Как ты вообще к этому относишься? Тебе подходит то, что есть лень в твоей жизни?», подросток ответил:

- Конечно, нет! – Ненадолго задумался, и добавил - Хотя иногда очень даже подходит! Например, если мне нужно отдохнуть – тогда здорово, что я ленивый!

Это типичный случай, когда проблема выполняет полезные функции и поэтому может частично сохраниться в жизни человека.
3.3
Переписывание истории
Увидев с помощью нарративного психолога свою проблему со стороны, четко определив свое отношение к ней, человеку становится гораздо понятней, почему он решил переписать свою проблемную историю и проще выбрать ту самую альтернативную предпочитаемую историю жизни.
Самое важное, чтобы эта новая история опиралась на ценности человека и не входила с ними в противоречие. Поэтому основная задача нарративного практика – из простых (или сложных) жизненных ситуаций, о которых ему рассказывает клиент, добраться до его жизненных ценностей, выяснить случаи, когда раньше он их придерживался и как это происходило.

Такие эпизоды и станут началом новой альтернативной предпочитаемой истории человека.

Например, отправными точками новой истории храброго мальчика Саши, который прежде боялся оставаться один, стали 2 момента:

  1. Когда я заметила, что ребенок 15 минут спокойно рисует в соседней комнате за закрытой дверью во время моей беседы с родителями;
  2. Когда мальчик вспомнил, как он уже оставался один и боролся со своим страхом, бегая по комнате и убеждая себя, что не боится.
4
Практикум
Это небольшое упражнение можно использовать во взаимодействии с собой или с другими людьми. Оно позволяет перейти от простейших действий в жизни человека к очень высоким жизненным принципам и к тому, что будет его предпочитаемой историей жизни.

Для этого нужно последовательно отвечать на вопросы из приведенной ниже таблицы, двигаясь по стрелкам. Поднимаясь от действий, которые производятся сейчас, к намерениям, целям, убеждениям, вплоть до самого верха – важнейших жизненных принципов, и спускаясь потом обратно, человек может определить уже другие действия, которые будут отвечать его ценностям.

Эти новые действия помогут ему избавиться от проблемы и создать новую альтернативную историю своей жизни, либо воссоздать уже когда-то имевшую место, но немного подзабытую.
Интенциональные компоненты (составляющие «Я»)
Вопросы

Commitments
(обязательства, миссия)
Чего вы придерживаетесь в жизни, руководствуясь этими принципами?
Принципы

Какие ваши важные жизненные принципы это отражает?
Надежды, желания, мечты
На что вы надеетесь, когда делаете то, что для вас важно?
Ценности и убеждения
Почему для вас важно это делать?
Намерения и цели, замыслы и идеи
Какие у вас намерения, цели, когда вы делали это?
Навыки и умения
Какие навыки и умения у вас есть для этого?
Действия
Что вы делали?
Все свои даже самые простые действия человек совершает исходя из своих жизненных принципов и ценностей, порой сам того не осознавая. Используя данную практику, нарративный терапевт может их вытащить на свет.

Рассмотрим на примере 2 очень простых обыденных действий человека, как можно с помощью практики выявить его жизненные ценности.
Действие:
Что Вы сегодня сделали?
  1. Я одела крутую юбку.
  2. Я наполнила свой сайт контентом.
Навыки и умения:
Какие навыки и умения Вам помогли?
  1. Я прекрасно разбираюсь в моде.
  2. Я умею писать интересные статьи.
Намерения и цели:
Какие у Вас были намерения?
  1. Выглядеть очень красиво.
  2. Сделать сайт очень полезным
Ценности и убеждения:
Почему это для Вас важно?
  1. Для меня важно создать положительный образ.
  2. Для меня важно, чтобы был приток клиентов.
Надежды, желания, мечты:
На что Вы надеетесь?
  1. Надеюсь, что буду чувствовать себя уверенно на важных переговорах, проведу их успешно и заработаю на отпуск своей мечты!
  2. Надеюсь, что дела будут идти активно в гору и у меня не будет стоять вопрос с работой и заработком. Я хочу ощущать уверенность в завтрашнем дне!
Двигаясь таким образом, мы поднялись достаточно высоко: от модной юбки к отпуску своей мечты, от простого заполнения сайта – к уверенности в завтрашнем дне. Тут и до миссии совсем недалеко!

Далее продолжая разговор, можно поинтересоваться, например, как чувство уверенности в себе влияет на жизнь человека или что дает ему уверенность в завтрашнем дне?

Приведенная схема содержит типичные вопросы, которые я задаю на своей сессии. Но их можно формулировать по своему, добавлять новые, уточнять, возвращаться на предыдущие пункты. Например, если человек отвечает размыто и неопределенно "Я всегда стараюсь делать все хорошо, у меня «комплекс отличницы», можно спросить:

- Как Вы думаете, как влияет на Вашу жизнь желание делать все хорошо?

В приведенном примере были рассмотрены обычные повседневные действия. В работе с проблемными историями клиентов психолог может действовать точно также.
На первом этапе он помогает клиенту взглянуть на свою историю со стороны, понять, что его действия исходят из жизненных ценностей и есть достаточно собственных ресурсов, чтобы справиться со своей проблемой.
На втором этапе беседы, спускаясь по списку вопросов от принципов и ценностей до конкретного действия, терапевт помогает клиенту определиться, как это можно воплотить в жизнь.
Например, у девушки, которая заполняет сайт полезным контентом ради уверенности в завтрашнем дне, можно спросить:

- А что Вы смогли бы сделать еще для того, чтобы быть уверенной в завтрашнем дне?

Уверена, что помимо наполнения сайта, она бы сгенерировала массу новых и интересных идей.

Таким образом мы укрепляем предпочитаемую историю жизни, позволяем клиенту почувствовать уверенность в своих силах и ощутить себя человеком, активно реагирующим на притеснение собственных ценностей и способным справиться с проблемой.
5
Чем отличается нарративный подход от других психологических практик
Нарративный подход, в отличие от всех остальных психологических практик, позволяет работать даже с самыми серьезными проблемами легко и непринужденно. Его отличительные особенности:
Каждый человек в состоянии помочь себе сам – у него для этого достаточно знаний, умений и опыта

В классической психологии и психотерапии есть термин «бессознательное» для обозначения совокупности психологических явлений и процессов, на которые человек не может влиять. Вся армия традиционных психологов, начиная с дедушки Фрейда, полагает, что именно там кроются все душевные проблемы. Именно это абстрактное «бессознательное» психолог настраивает во время своей работы, чтобы оно работало на человека.

Нарративные терапевты, наоборот, считают, что в первую очередь человеку помогают его знания, умения и навыки – весь его прошлый опыт или опыт окружающих его людей. Это особый, позитивный взгляд на клиента, как на человека, который может сам справиться со своей проблемой.

Иногда встречаются люди, которые на первой консультации с ходу не могут припомнить ни одного знания, умения или навыка. В таких случаях я обычно спрашиваю: «На что Вы надеялись, когда шли сюда? Ведь Вы не залили свое горе алкоголем, не полезли в петлю, а обратились к психологу – значит, Вы на что-то надеетесь?»

Отвечая на этот вопрос, человек начинает думать и говорить о своих надеждах. Этот разговор о том, что он верит, что ему помогут, является основой для нашей дальнейшей работы и поводом для оптимизма. Действительно, человек, который ни во что не верит и ни на что не надеется, к психологу не пойдет.
Люди - это люди.
Проблемы - это проблемы.
Люди в порядке.



Обращаясь к психологу, люди описывают свои проблемы так, будто они являются их неотъемлемой частью: «Я - пессимистка» или «Мой сын – панический трус!» Это звучит, как некий диагноз, и человек ощущает себя «больным».

Нарративный терапевт относится к проблемам совсем иначе.

По его мнению, время от времени человека может посетить Паника или Плохое настроение, но в целом люди в порядке! Просто есть времена, когда к человеку приходит проблема и начинает портить ему жизнь. В такой момент один сам справляется с этим, а другому нужна дополнительная помощь.
В нарративной практике проблема – это нарушение чего-то важного для человека – его ценностей, целей или надежд.
Все люди разные, поэтому задача нарративного терапевта не ошибиться в том, что именно для конкретного человека является проблемой. В моей практике однажды был смешной, но очень показательный случай.
Случай из практики
Ко мне за консультацией обратилась женщина. Как это часто бывает, свой рассказ она начала издалека:

- 20 лет назад мы с семьей уехали из Чечни. Очень много ездили по всей России в попытках где-то пристроиться, было очень трудно. Наконец осели в Москве, но легче не стало. Сейчас живем в аварийном доме. У меня 3 детей и муж практически без работы.

Слушая ее печальную историю, я думала про себя: «Боже мой! Сколько мы с ней будем работать! Ей явно нужна помощь!» Когда женщина умолкла, я спросила:

- С чего мы начнем?

- Знаете, младший совсем перестал отца уважать!

- !?

- Мальчику 13, и он постоянно перечит отцу!

- А что важного в Вашей жизни нарушается, когда он перечит?

- У нас же традиции - младшие слушают старших! А он их нарушает!

- А все остальные проблемы, что Вы мне перечислили?

- Нормально - жизнь есть жизнь… Вы мне скажите, что с этим оболтусом делать! Это – действительно важно!
Нарративные практики расспрашивают больше о действиях в ответ на случившееся, а не о чувствах.

В своей работе нарративный терапевт отталкивается прежде всего от действий клиента, в то время, как традиционных психологов обычно интересуют их чувства.

Это самый важный вопрос – что ты конкретно делаешь в ответ на то, что происходит в твоей жизни? Именно от этого действия можно подняться к ценностям человека, понять, что бы он хотел изменить в своей жизни и помочь ему написать новую альтернативную предпочитаемую историю.

Это еще одна особенность нарративной практики – мы не приписываем человеку проблемы, тем более не ставим диагнозы – он о них говорит сам.

Для меня, как женщины, в такой ситуации проблемой было бы – жить в аварийном доме с 3 детьми и думать, как их кормить каждый день. А мою клиентку мучило то, что младший сын не слушается отца и не соблюдает традиции!
6
Морально-этические нормы и нарративный подход
Очень часто люди, недостаточно близко знакомые с нарративным подходом, критикуют его за то, что на первый взгляд в нем все дозволено и нет никаких моральных норм.
Действительно, если человек существует отдельно от проблемы, нет ли здесь каких-то морально-этических нарушений? Ведь получается, что нарративный подход не признает никаких моральных норм и человек в любом случае ни в чем не виноват.

На самом деле нарративная практика позволяет человеку легко решать очень многие моральные дилеммы. Ведь человек понимает, что он несет ответственность за отношение со своей проблемой, поскольку может на нее влиять. Это придает ему много сил.

Например, если окружающие считают человека безнравственным и безответственным, это очень некомфортная позиция для того, чтобы он начал действовать. Ему неприятно так смотреть на себя, любимого, он вообще предпочитает про это не думать – я такой, какой есть, ничего не поделаешь!
В нарративном подходе мы отделяем проблему от человека. Осознав, что это не он – безнравственный и безответственный, просто иногда безнравственность и безответственность случаются в его жизни, человек с энтузиазмом будет искать решение, как можно эту проблему изжить совсем или хотя бы уменьшить ее влияние.
Это и есть та самая активная позиция, когда человек берет на себя ответственность за взаимоотношение со своей проблемой, а не пускает ее на самотек.

Поэтому кажущаяся вседозволенность в нарративном подходе на самом деле – это возможность человека (точнее, его осознанная необходимость) влиять на свои проблемы!

Что касается самого нарративного специалиста, то теоретически возможен случай обращения к нему человека, чьи проблемы не вполне соотносятся с морально-этическими принципами психолога. Думаю, такие инциденты редки по той простой причине, что люди по своей природе хотят хорошего как для себя, так и для других.

На моей практике такое случилось всего однажды. Я просто объяснила свою позицию этому клиенту и переправила его к другому специалисту, который с такими проблемами работает.
7
Чем занимается нарративный психолог
Нарративный терапевт не рассказывает истории – он их слушает.
Самое главное умение нарративного терапевта – не перебивать человека и не конкурировать с ним, а направлять мысль клиента в нужную сторону, задавая «правильные» вопросы.

Это эксперт в задавании вопросов, но не в жизни человека.

Когда нарративный специалист слушает историю человека, он не знает, как тому нужно правильно поступать, и только помогает своими вопросами. Отвечая на них, человек обнаруживает, что сам в состоянии конструировать свою жизнь и стать автором новой, альтернативной истории. И это лучший вариант, поскольку человек выбрал его сам.
Мне очень нравится решение, которое придумал (с помощью моих вопросов) мальчик Саша, который боялся оставаться один. Когда мы отделили его проблему – Страх, я попросила описать, как он себе его представляет:

- Это такие большие пузыри, похожие на мыльные, только очень страшные!

- Так давай их просто лопнем!

- Я уже пробовал! Не получается! Я даже иголки с собой носил – не лопаются…

- Хорошо, Саша, а бывает ли, что твои пузыри злятся, когда им что-то не нравится?

- Да, когда я маму не звал, а просто бегал по комнате, они очень злились и дулись, как мышь на крупу – становились огромными!

- Хорошо, а если ты будешь продолжать их злить – что произойдет?

- Они будут дуться, дуться, дуться – и лопнут!

- Прекрасно! Как ты можешь справиться с ними?

- Злить их!

И мы с ним выработали целый план, как он их будет злить – не звать маму, когда она его оставляет его одного. Это же интересно - наблюдать за тем, как Страх злится, раздувается и лопается!


Это была очень успешная практика! Мы встретились всего один раз, а через неделю позвонили родители и сказали, что больше не придут – Саша теперь может находиться один!
Кстати, у нарративного терапевта есть дополнительный бонус в виде доверительного отношения клиента с первой встречи, поскольку психолог с ним общается, как с человеком с проблемой, а не как с «проблемным» человеком, и абсолютно не осуждает его.