Децентрированная и влиятельная позиция нарративного терапевта
Откровенно говоря, будь мы психологи или люди, которые хотят обратиться к психологу, бывает сложно избежать представления о том, что психолог – это некий «гуру», владеющий тайным знанием, который быстро и точно расскажет, как быть в сложившейся ситуации.

Или еще: чтобы пойти к психологу надо быть, ну, по меньшей мере, не очень нормальным, больным, очень богатым или иметь кучу свободного времени.

Может быть и по-другому…
Нарративная терапия лишает света софитов терапевта: он - не в центре и он - не «учитель», который знает, как человеку проживать его уникальную жизнь.

Понятие нормы, структуры, каким человеку быть, как правильно и неправильно определяет не терапевт.
Нарративный практик не ищет суть проблемы и ее причины.

В круг света попадают и оказываются в центре внимания ценности клиента и его представления о том, что важно. Терапевт помогает, вдохновляет человека самому стать автором и экспертом своей жизни. Человек всегда сам выбирает, что он хочет, что для него значимо и что предпочтительней. Нарративный практик взаимодействует, он всегда в диалоге.

Нарративная терапия в общем так и построена: терапевт, не являясь носителем какого-то объективного знания или истины, стремится к созданию новых историй, с которыми и работает. Его децентрированную позицию очень поддерживает искренний интерес к историям людей, обратившихся за помощью.

Этот самый интерес и позиция «не знания» побуждает задавать много или очень много вопросов относительно истории, которую приносит человек на консультацию, что в свою очередь открывает пространство для широкого спектра альтернатив.


Нарративный практик -
эксперт в задавании вопросов.

Обучение психологии (длительное и не очень) тщательно и внимательно формирует фокус внимания, так сказать, на патологии. Мы ищем её, чтобы подтвердить (или опровергнуть) психологическую гипотезу, вылавливаем в речи клиента, в его телесных проявлениях. Это всегда поиск того, а что же «не так».

У нарративного практика фокус смещается - он старается услышать точки входа в альтернативные истории: о действиях в ответ на проблему и об отношении к ней.

Таким образом, позиция нарративного терапевта -

  • децентрированная,
  • неэкспертная,
  • влиятельная,
  • уважительная,
  • открытая,
  • заинтересованная,
  • внимательная -
определяется его намерениями:
- расширить представления:
помочь человеку увидеть свою историю с другой стороны или нескольких сторон;
- вернуть человеку авторство своих историй;

- сделать заметными и насыщенными истории,
где проявлены ресурсные навыки и умения для воплощения предпочитаемой истории;
-обнаружить, что истории формируются в обществе
и могут влиять на жизнь;
- отделить человека от проблемы.
Есть человек,
а есть проблема
Хочется обратить внимание на то, что может показаться, что нарративная практика это постоянный поворот в сторону, так сказать, «позитива» - человек - не проблема, он все сам может и т.п.

Так и есть, только не нарративный практик указывает на это, он только задает вопросы. Вопросы эти - не советущие и обучающие, а создающие условия для того, чтобы человек сам открыл для себя то, что уже знает и умеет.
Примеры из практики
в процессе обучения нарративному подходу
Возможно, не такие эффектные как в книге Майкла Уайта «Карты нарративной практики», но близкие и, несмотря на небольшой опыт, результативные.
Девушка, 25 лет, рассказывает о ситуации на работе.
Фрагмент беседы.
Ее поставили перед фактом, что она должна работать летом в лагере, хотя при устройстве на работу такое не предполагалось.

Руководитель сказала ей: «Пиши программу на летний лагерь, где ты будешь работать в июле-августе», на что девушка ответила «максимально беспечно»:«А, хорошо!» В тот момент внутри нее был протест, ей хотелось прояснить детали и высказать свое отношение, но ее остановил страх, что могут уволить.
Как ты думаешь, что могло быть подходящим для тебя сделать в ситуации с летним лагерем?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Просто, знаешь, когда я без страха общаюсь, то могу выразить свое недовольство или... Естественно, я довольно ленива, но не могу же я сказать руководителю: «Я вообще-то планировала июль-август не работать, ну, как бы ладно, на работу надо ходить, Вы мне деньги платите». Так я, конечно, сделать не могу, но это было бы максимально правдиво. Так просто делать нельзя на работе, чуть-чуть рамки общения не те - все-таки они формальные, мы с ней не подружки.

Но вот задать вопросы прямо вот в моменте, когда они возникли в разговоре с ней, без страха, что меня уволят… Меня даже наличие этого страха во мне... Что я за человек такой, что я... как будто я себя ни во что не ставлю.

Причем она меня не собирается увольнять, это не очень с действительностью контактирует. Более того, когда я пришла перед Новым годом увольняться из-за коллеги, с которой было невыносимо работать, она меня спросила: «Ну, а до лета Вы останетесь?» То есть она показала, что ей нужен ассистент носителя языка.
Девушка
Когда я тебя спросила, какая ценность была нарушена в этой ситуации, ты ответила, что это достоинство. А когда ты познакомилась с этой ценностью? В какой ситуации?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Наверно, первый раз я познакомилась с ней в негативных ситуациях в отношениях, когда я четко чувствовала, что сейчас мое достоинство нарушено. И я очень хорошо чувствую, что мое достоинство нарушено.
Девушка
Если говорить о событии, которое ты упомянула, когда ты пришла говорить о своем увольнении, можно сказать, что это было подходящим для тебя, тем событием, где ты отстояла свое достоинство?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
-Да!
Девушка
Как бы ты оценила это событие?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Я почувствовала себя человеком, то есть, что я все-таки человек на этой работе - не какая-то там вошь, а на правах со всеми.
Девушка
Можешь поподробнее рассказать об этом событии? Оно было недавно?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да, прямо перед Новым годом, 28 декабря. Я очень долго решалась на него, думала уходить еще в ноябре, но потом решила, что надо получить зарплату за ноябрь, потом за декабрь, и в январе будет большая зарплата из-за праздников, и я все откладывала.

Но в то же время вот эта моя коллега - она просто сумасшедшая! - и она «жгла» весь ноябрь и декабрь, и в конце декабря у меня уже был такой предел. У меня просто самый главный вопрос был, какую другую работу я себе найду – потому, что у меня пока нет идей, какая другая работа это может быть. Поэтому мне надо было «сжиться» как-то с мыслью, что, возможно, я буду без работы какое-то время. Я просто подготовила, наверно, это событие как-то максимально, и не хотела дальше ждать, затягивать.

Там был корпоративный праздник в честь Нового года, и я прямо на нем позвала своего руководителя и поговорила... А, нет, я написала сначала ей письмо! Я написала ей письмо за день до этого, там выходные, по-моему, были, что я приняла решение уходить, и если я Вам нужна доработать какой-то срок, Вы мне скажите. То есть я создала себе подушку безопасности.
Девушка
Получается, ты подготовила это событие?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да, я думала, что в случае, если я приду и забоюсь разговаривать об этом, то уже такого делать нельзя, потому что я сообщила ей о том, что ухожу, и в любом случае придется об этом говорить.
Девушка
Какие у тебя были тогда намерения и цели?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Сказать, что я не буду работать в таких условиях - при наличии этой женщины в коллективе я не буду больше приходить на работу.
Девушка
О каких твоих качествах, умениях, навыках говорит этот твой поступок?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Если снизить момент - я долго терпела, и это было выслушивание очень унизительных вещей от этой женщины. Я себя за это корила, что не могу сразу дать отпор... Ну, в принципе, это храбрость, решимость.
Девушка
Было ли что-то еще, кроме письма, что помогло тебе подготовиться к этому событию? У тебя был план?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- У меня была полностью продумана моя речь и разные варианты ответов. Я была готова ко всем видам худших вариантов, кроме того ответа, который она мне сказала! В принципе, я даже подготовила себя к тому, что она скажет: «Ой, Даша, не уходите, давайте я повышу Вам зарплату» Мне было очень сложно это продумать, и я в итоге решила, что, в принципе, сколько она предложит в таком варианте, на столько и соглашусь.


Девушка
Что говорит этот твой поступок - разговор с руководителем - о твоих надеждах, мечтах?

Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Наверно, в глубине души я все-таки надеюсь, что меня любят и ценят, но когда в итоге так получается, я настолько оказываюсь удивлена, как будто вообще не ожидала, и в моей реальности, в моей голове этого нет. Так что, вопрос про надежды - очень сложный вопрос.

Сознательно я бы сказала, что у меня не было никакой надежды. Я настолько концентрировалась на том, что меня уволят, но, возможно, это где-то было на подсознании, я надеялась, что меня оставят. Я вообще всегда готовлю себя к худшему, я не надеюсь на лучшее.

Девушка
Научил ли он тебя каким-нибудь важным вещам?


Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да, научил. В принципе, я могу разговаривать со своим руководителем - она меня слышит и даже, если считает адекватным то, что я говорю, идет навстречу. Ну, и я вот собственно пошла и отстояла свое достоинство. Мне это было важно. Если бы я не пошла и не поговорила, у меня не прошло бы это гнетущее чувство, что я раб, несу это все, молча и терпя, а я такая: «Нет, я не буду терпеть, я лучше уйду».
Девушка
Можно ли как-то назвать шаг, который ты сделала, чтобы придать ему значимости?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Я отстояла свое достоинство, заявила о себе.
Девушка
Как это характеризует тебя как личность?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Этот поступок вообще героический:) Я - такой маленький герой!
Девушка
О влиятельности
Да, нарративный практик не в центре, но он активен, он - не автор, но точно режиссер происходящего на консультации.
Не всегда легко человека вовлечь в разговор. Со своей проблемной историей он знаком, и бывает, что очень долго. Чтобы не дать ей занять все место, чтобы наполнить смыслом и значимостью альтернативные события, необходима настойчивость.

Даже если человек молчит и отвечает «не знаю», нарративный практик не перестает задавать вопросы. Он активно соавторствует в начале беседы и ищет направление спрашивания, которое будет соответствовать интересам человека.
Разговорчивая девочка 6 лет, которая боится оставаться одна.
Фрагмент беседы.
Это третья встреча, но первая в нарративном подходе.

Мама девочки рассказала, что дочери не нравится оставаться одной, что она часто зовет её поиграть вместе с ней. Мама любит проводить время с дочкой, но у нее тоже бывают свои дела. Девочка же объясняет, что она не любит играть одна потому, что боится черного и колючего страшилища.
Что же хочет этот черный и колючий?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Ему скучно и он хочет играть со мной
Девочка
Он хочет с тобой играть, но пугает?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да…
Девочка
Что ты делаешь, когда он приходит?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Я стараюсь делать то, что мне интересно.
Девочка
Расскажи, пожалуйста, что именно?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- В куклы играю, у меня есть такая, которую мама называет инопланетянкой (описывает увлеченно любимых кукол и игрушки), мультфильмы люблю смотреть.
Девочка
Отлично. Помнишь еще случай, когда ты делала что–то, не смотря на то, что черный колючий может прийти?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Я ходила одна в магазин (через дорогу от дома), бабушка попросила, и я пошла
Девочка
Какая смелая! (восхищенно)
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да! (улыбается)
Девочка
Похоже, тебе нравится быть смелой?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да! (еще улыбается)
Девочка
Как ты думаешь, почему у тебя получилось смелой быть? Что-то помогло?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Ну... я посмотрела направо и налево, ну, правила есть... Пришла домой, а там уже бабушка.
Девочка
Похоже, твоя смелость и знание правил черному-колючему не понравились?!
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Не понравились.
Девочка
И что с ним произошло?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина

- Он ушел. (улыбается)
Девочка
Я вижу, ты рада, что смогла его прогнать. Когда ты делаешь то, что интересно, когда знаешь правила – черный-колючий уходит - правильно я поняла?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да...
Девочка
Как тебе то, что он не дает тебе играть и пугает?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина

- Лучше бы он совсем ушел и не возвращался, я должна играть одна.
Девочка
Играть одна – то есть быть самостоятельнее – наверное, так?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да.
Девочка
Это важно для тебя - быть самостоятельной?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина

- Да , я скоро в школу пойду…
Девочка
Ты рассказала мне, что тебе важно быть самостоятельной, что ты скоро в школу пойдешь, что ты можешь быть смелой, что умеешь интересное занятие для себя найти, что знание правил тебе помогает…
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Да, да…
Девочка
…Тогда чтобы черный колючий тебе не мешал и не приходил, что еще можно делать?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина

Молчит
Девочка
Что такое можно сделать, чтобы он понял, что ты не собираешься с ним играть, что ты хочешь, чтобы он ушел?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина
- Может, можно и ему правила...
Девочка
Ого! Интересная мысль, а какие?
Нарративный терапевт Вероника Ложкина

- Что нельзя мне мешать.
Девочка
Мы с Настей обсудили, что может дать страху понять, что теперь есть правила - так появился знак (типа дорожного - крест в красном круге) и девочка его нарисовала. Мы обговорили, где знак будет висеть и при каких условиях его нужно вешать, что Настя скажет маме и папе про этот знак.
Об открытости

Нарративный практик всегда остается открытым. Конечно, он может огласить свою точку зрения - не как правильную, а как ту, что говорит о прозрачности и доверии. Каждый раз он спрашивает «Как это вам? Важно ли говорить об этом? Что кажется вам полезным?» и т.п.
Надо сказать, что открытые доверительные отношения бывают уже сами по себе терапевтичны.
Приятным бонусом такой позиции является отсутствие сопротивления. Сопротивления в нарративной практике вообще нет! Все что, человек говорит, принимается как отражение действительности. Если человек не вовлечен в разговор, значит, терапевт спрашивает его о том, что не подходит.
И еще бонус открытого сотрудничества – профилактика профессионального выгорания. Двусторонность процесса, признание того, что происходящее на нас влияет, а не только мы на него, что я не только даю, но и получаю.
Чем ближе и плотней знакомство с нарративной практикой, тем отчетливей понятно, что идеи нарратива - это не только вопрос эффективных консультаций, но мировоззрение, открывающее новое понимание себя, социума и себя в социуме. Здесь терапевты для клиентов становятся единомышленниками, а поддерживать свою позицию среди единомышленников проще. Согласны?

Ваша Вероника Ложкина