ФИЛЬМЫ/КНИГИ ДЛЯ НАРРАТИВНОГО ПРАКТИКА

СЕРИАЛ "МЕРТВ ДЛЯ МЕНЯ"
через призму
нарративной психологии

ОСТОРОЖНО, СПОЙЛЕРЫ!
Мужчина, совершавший пробежку поздно вечером, был сбит лихачем. Виновный скрылся с места преступления. Звучит, как сводка из криминальных новостей. А если добавить, что у него была любящая жена и двое детей - то из истории вырисовывается трагедия.

Главная героиня одержима идеей найти убийцу мужа. Ей помогает встретившаяся в группе поддержки приятельница. Они вместе переживают тяжелый период, висят на телефоне, пока не уснут, смотрят старые шоу. Из этого общения вырастает дружба.

Сообщницы громят машины лихачей на дороге, прикрывают друг друга, ищут улики и... узнают, что любящий муж, "наш Тэд", изменял при жизни. Все предстает совсем не в том свете, что виделось в начале.

Тэд долго встречался с другой и хотел уйти к ней. Любовница верит, что жена умерла от рака, потому что так сказал Тэд.

"Он тебя убил" - поясняет приятельница.
Вот, что говорит патриарх нарративной психологии, Джером Брунер:
История - это лишь интерпретация, создающая образ Я.
Для ее называния существенны не события, а взгляд на них,
то, как они осмысляются.

Брунер размежевал нарративный (повествовательный) и научный способы мышления. Для научного мышления важны причинно-следственные связи: и впрямь, ну как может убить мертвец? В нарративном типе мышления время нелинейно и акцент не на истинности, а на правдоподобии. Поэтому убийство мертвецом вполне действенно.
"Он тебя убил!" И вот героиня переживает конфликт двух историй: "я ищу твоих убийц" и "ты меня убил".

Сшибка целей, ценностей и самоопределений в ведет к нервному всхлипу: "Да какого черта, я тут делаю?"
Как пишет Дарья Кутузова, отсылаясь к идеям Михаила Эпштейна про моменты сверхсильной модальности, когда человек не в контакте с ценностями и при этом не может не быть в контакте с ценностями он испытывает сильнейшее отчаяние, предательство, богооставленность.
И тут уже привет, Теодор Сарбин, с его идеями о то, что люди действуют, говорят и со­вершают моральные выборы исходя из повествования. Новая история диктует новые следствия из нее "Тэд - сволочь!". Жизнь в миг переосмысливается, и ее со­бытия начинают интегрироваться в единое целое вокруг другой истории.
Давайте вместе посмотрим на узловой момент этой истории. В нем напряжение парадокса. Именно сейчас то, чего не могло быть, все же происходит.
Будь в курсе самых интересных материалов
из наших страниц в соцсетях
Присоединяйся!
Новостная рассылка
Получайте новые статьи нашего блога по эл.почте!
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных
Вас также могут заинтересовать