БЕЗ РУБРИКИ

Почему она так долго не уходила от насильника?

Пожалуй, это был для меня острый вопрос долгое время.
Да, на определенном моменте выбор «уйти» свершается, и женщина начинает искать для этого ресурсы.

В это время обычно встречаюсь с человеком на консультации, потому что обращение за помощью - это уже часть «выхода из отношений». Но до этого годами накапливаются дурные слова и обращение.

Пыталась выяснить, «как так» у женщин. В ответ - «думала, что смогу исправить», «верила, что все наладится», «мне некуда было идти», «так в начале не было так плохо, это потом все хуже, а уж когда на детей стал поднимать руку...». И мне кажется, здесь надежда и вера в лучшее начинают превалировать над возможностью предугадать возможное будущее исходя из настоящего.

Почему?

Ответ на поставленный вопрос нашелся в нейробиологических знаниях.
Те, кто живет в отношениях насилия, часто говорят: «Я очень быстро забываю обиды, я не помню плохого». Но это не значит, что они действительно забывают обиды – они лишь складывают их в «другую коробочку» в мозге.
Как в обычных условиях работает наша память?
Благодаря гиппокампу. Это отдел мозга, играющий важнейшую роль в формировании эксплицитной памяти. Той самой памяти, когда мы после события имеем ясный образ того, что действительно случилось и можем его оценить, а потом исходя из оценки действовать.
Когда есть угроза для нашей безопасности, память начинает работать по-другому.

Во время стрессовых реакций надпочечными железами выделяется гормон кортизол. Вообще-то это полезное вещество, потому что оно увеличивает скорость наших реакций, что хорошо для безопасности и подавляет иммунную систему, чтобы уменьшить воспаление ран. Но в то же время кортизол серьезно тормозит работу гиппокампа и стимулирует миндалевидное тело (амигдалу).

Миндалевидное тело работает как встроенная в мозг сигнализация, передает сигналы общей тревоги в другие отделы мозга, а также специальный скоростной сигнал — нейронным и гормональным системам, участвующим в осуществлении реакции «бей или беги».
А еще миндалевидное тело участвует в формировании имплицитной памяти. Это следы прошлого опыта, которые остаются за рамками сознательного восприятия.

Гиппокамп в норме сбалансированно соединен с амигдалой. Когда событие расценивается как негативное, гиппокамп следит за тем, чтобы память о нем сохранилась для дальнейшего использования. Если вы вспоминаете что-то одно и одновременно думаете о другом (в частности, если одна из мыслей крайне приятна или неприятна), то миндалевидное тело и гиппокамп автоматически формируют ассоциацию между нейронными схемами, связанными с этими мыслями. А после этого, когда воспоминание перестанет вами осознаваться, оно вернется в хранилище памяти вместе с новыми ассоциациями.

В условиях насилия над человеком гиппокамп сильно тормозит, а амигдала становится активнее. Подробности того, как нас ударили, оскорбили «уходят» в имплицитную (несознаваемую) память, а эмоции, за которые отвечает амигдала - растут. Мы можем не осознавать «почему», но все больше тревожится независимо от ситуации. В таком раскладе выводы делать не получается, а значит, не предпринимаются целенаправленные действия по выходу из тревоги.
Получается, что в ситуации насилия воспоминания записываются другим образом, и это переживание откладывается в отдельное место. Поэтому женщина долгое время не соотносит два своих опыта – опыт насилия и опыт надежды, не соединяет в один образ. Надеется и не уходит из отношений насилия.
Обращались ли к вам с таким запросом:
«Хочу уйти от него, но не могу»?
Будь в курсе самых интересных материалов
из наших страниц в соцсетях
Присоединяйся!
Новостная рассылка
Получайте новые статьи нашего блога по эл.почте!
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных
Вас также могут заинтересовать