Выбери
резонирующее Эссе
Это возможность бесплатного места для участников вводного курса
Олеся Симонова
Ведущая программы обучения по нарративной практике
Для закончивших вводный курс мы даем важную возможность - пройти базовые блоки (первый и второй) бесплатно. Помогите в этом участникам!
Давайте выберем вместе самое резонирующее эссе лета 2020. Его автор и получит эту возможность.
В конце каждого текста есть лайки. Выберите свой вариант лайка для понравившегося эссе. После голосования вы увидите результаты этого текста на этот момент времени.
В субботу выложу все результаты в открытый доступ. Спасибо за внимание!
3 дня

голосования
6 участников

второго потока вводного курса
1 место

бесплатно на базовые блоки

Опоры как маяки
Это прекрасное чувство отклика, такое щемящее и живое. Премодерн, модерн, постмодерн – я слушала и проживала этот долгий путь поиска внутреннего баланса. Я слушала и шла по канату, натянутому высоко над площадью, заполненной гудящей толпой. Я для себя первопроходец, который не должен упасть. Не должен, потому что, не пройдя этот путь, не смогу стать тем, кто сможет провести по нему других.
Ощущение неабсолютной наполненности стакана манит, дает мотивацию поиска новых путей. Мой стакан всегда наполовину полон. Вторую половину нужно отдать, чтобы вместить новое.
Что я ищу в новом? Скорее всего я ищу маяки. Такие экзистенциальные маяки. Которые светят мне и возможно видны другим людям, имеющим схожие со мною взгляды на жизнь, или схожую концепцию отношения к ситуациям, историям, метафорам. Эти маяки для меня – те самые опоры, и всякий раз подходя к очередному маяку я строю следующий. Кирпичик за кирпичиком, укладываю округлое тело маяка, вытягиваю его выше и выше, делаю его видимым и способным светить среди чужих маяков. Я обжигаю пальцы, поджигая в нем огонь, дую на болящие пальцы, чтобы снова и снова пытаться побороть ветра и сохранить огонь.
Незаметно для себя я стала относиться к собеседникам, как к своим болящим обожженным пальцам. Я неспешно слушаю, все меньше хочу перебивать, вижу удивленные глаза от моих вопросов, удивительных в своей неупрежденности даже для меня самой.
– Ты изменилась.
– И как я теперь, иная?
– Ты – другая.
– Это плохо или хорошо?
– Это ново и интересно.

Людмила Мальована
г. Днепр
Вам понравилось это эссе?
Нравится, 1 балл
Очень нравится, 2 балла
Ого! 3 балла

Уникальный эпизод
Размышляя о том, что же мне особенно откликнулось в этом курсе, на ум приходит не что-то конкретное, не определенная тема, а скорее отрывки фраз.

«Насидевшись взаперти, начинаешь ценить простые вещи». Как это ложится на текущую ситуацию - не передать словами. Как же хочется просто гулять по парку. Просто слоняться по магазинам. Просто смотреть кино не дома, сходить на премьеру в кинотеатр, и пусть все вокруг хрустят попкорном и шепчутся, мне все равно.

«Нет больше абсолютно плохих или абсолютно хороших героев в кино, все неоднозначно». Правда, сейчас так легко сопереживать злодею и ненавидеть хорошего парня. Если подумать, мы сами можем быть Бэтменом и Джокером в одном лице. Может, мы все немного Билли Миллиганы в этом смысле. Мы многого о себе не знаем.

«После прочтения статьи, девушки поняли, что они феминистки». Знаете, и тут отклик. Пройдя курс, я поняла, что я нарративный практик. Всегда им была. Отчасти точно. В моём лексиконе всю жизнь были фразы вроде «лень меня съела», «злость на меня напала», «страх меня одолел». Это не я ленивая, злая и трусливая. Просто не знала, что этому есть название.

Но самое главное - это ощущение «я дома». Такое уже случалось со мной, когда я впервые в жизни консультировала не в рамках учебы.

Вновь не ошиблась в выборе. Я дома.

Дарья Веретенова
г. Санкт-Петербург
Вам понравилось это эссе?
Нравится, 1 балл
Очень нравится, 2 балла
Ого! 3 балла
Примерно неделю назад я узнала о том, что, помимо основного работодателя, я внеурочно работаю на Стесняшку. А еще иногда на Ворчунью, Овощную Лень, Уродину и Говняшку.
Прочитав это, наверное, можно предположить два варианта:
- либо автор сошел с ума;
- а что правда существуют такие компании??

В реальности же все эти странные названия - мои наконец-то отделившиеся проблемы.
Идея экстернализации помогла мне осознать, что со мной всё в порядке.
Я НЕ ленива, Я НЕ замкнута, НЕ вредная, НЕ бесполезная, и еще много НЕ.
Я - это Я. Проблема - это Проблема. Я - не Проблема. И я вправе выбирать, разойдутся ли наши дальнейшие пути или мы ещё можем посотрудничать.

Подход отделения проблемы от человека - был для меня основной "заманиловкой" пойти на этот курс.
Эта идея все еще очень свежа и нова для меня. Граничащая с чем-то магическим, она работает поразительным образом.
На своём примере могу сказать, что даже физически я почувствовала, как будто что-то тяжелое свалилось с груди, и стало легче дышать.

Меня поразило то, насколько разными могут быть варианты взаимодействия с каждой из проблем.
Стесняшку и Уродину мне хотелось пожалеть, преобразить и отправить их, расправивших крылья, в увлекательные путешествия. Я им больше не нужна, есть вещи куда более интересные в жизни)
С Овощной Ленью, или Валяшкой я бы с удовольствием посотрудничала, но только введя несколько условий появления её в моей жизни:
1. выходной день или отпуск
2. плохое самочувствие
3. недостаток внутренней энергии на выполнение множества дел (обычно я это ощущаю как некую пустоту внутри и желание завернуться в одеяло и не вылезать)

Ну а с проблемой на букву Г вообще отдельная история.
Опишу её и наши отношения немного подробнее остальных, так как, кажется, она оказывала на меня самое сильное влияние из всех.

Выглядит она соответствующе, и даже, когда, вроде как пропадает из виду, периодически "попахивает".
Эта проблема неуверенности в своих способностях, профессиональных и личных качествах.
Говняшка хочет, чтобы я согласилась со своей личной несостоятельностью и постоянно сравнивала себя с другими, по ее мнению более успешными людьми.
Когда она приходит, я чувствую подступающие слёзы, рассеянность, иногда моё лицо как будто парализует, и из него не выдавить улыбку.
Порой чувствую зажатость в груди.
На отношении с окружающими тоже отражается влияние этой проблемы: я становлюсь более замкнутой, необщительной, раздражительной и полнейшим нытиком.

Я не согласна со всем, что она пытается мне внушить.

Я устала "работать" на говняшку. Она высасывает из меня все соки, постоянно бичует и не приносит моему развитию никакой пользы.

Я прекращаю отдавать ей свою жизненную энергию.

Ведь без неё я счастлива, уверена в себе и самодостаточна.

С меня хватит.
Я рву контракт с ней.
И ухожу, хлопая дверью.

После разрыва с этой проблемой я поняла, что мне также необходима восстанавливающая терапия, в качестве которой я выбрала несколько "процедур". Вот некоторые из них:
- Бережное обращение с собой - не загружать себя задачами. Если сильно не хочется что-то делать - просто не делать и не верить подступающей Говняшке, говорящей, что я нетрудолюбива.
- Слушать релаксирующую музыку или наоборот бодрую - по настроению.
- Сходить на массаж.

Таким образом, возвращаясь к идее экстернализации проблемы, для меня стало откровением то, что не только проблема может влиять на меня, но и я на неё!
Я имею полное право совершать в ответ на неё те действия, которые подходят именно мне!
И это такой кайф!

Недавно слушала жалобы подруги на то, что всё валится из рук, нет желания ничего делать, напряженная работы доконала и вообще просто хочется лечь и лежать. Сам собой вырвался вопрос: "Может, тебе нужно покормить свою Лень?" Секундная пауза на том конце провода.
"Это как?" - спросила подруга. "Даа, раньше я бы тоже не поняла вопроса" - подумала я. "У тебя есть еще полчаса на разговор со мной? Есть пара вопросов!" - так началась моя первая консультация по нарративной практике. :)

Анна Сухопарова
Москва
Вам понравилось это эссе?
Нравится, 1 балл
Очень нравится, 2 балла
Ого! 3 балла
Относительно насыщенное эссе о насыщенных описаниях
Отношения с насыщенными описаниями у меня, оказывается, начались давно. Как и многие в 10 классе я читала «Войну и мир» Л. Н. Толстого, но пропускала длинные описания. В этом слоге я тонула и не понимала, зачем мне это знать. В студенчестве тяжелее всего было писать объёмные работы: я писала концентрированно и сложно было «добавлять воду» в текст. Вновь не понимала зачем и кому это нужно. Больше того, считала детали лишними, а обилие деталей – неуважением к собеседнику и к его времени. Потом начала пробовать писать прозу: конечно, короткие рассказы. И мастера, которые оценивали мой труд, просили добавлять описаний и ощущений. Они говорили: «Чтобы читатель лучше чувствовал мир, в котором живёт герой». Я слышала: «Чтобы давать читателю отдохнуть», ведь я верила в то, что читателю интереснее самому представлять героя и его мир.
И вдруг здесь, на курсе я слушаю о насыщенных описаниях, сомневаюсь в том, что они подвластны всем, и начинаю понимать, сколько всего я скрываю в своих историях. Мне казалось, что лишними подробностями я перегружаю рассказ, но можно посмотреть на это с другой стороны: я лишаю собеседника права узнать кое-что интересное обо мне и сама лишаюсь права узнать, куда приведёт меня рассказанная история. Во время практического упражнения попробовала отвечать на все вопросы и говорить всё то, что приходит в голову, и удивилась тому, к каким интересным ценностям привела меня история моей вещи. И чуть позже, как это работает в терапии, когда клиент, постепенно насыщая историю, погружается в ощущение, которого ему так не хватало, и это ощущение чувствую даже я, сквозь километры и экраны.
Понятие насыщенного описания относительно новое: мир узнал его в 1973 из книги Клиффорда Гирца «Интерпретация культур». Какое описание считается насыщенным в антропологии? То, которое способно показать не только совершаемые действия, но и контекст, объясняющий их причины. Результат такого описания – понимание смысла действий, почему именно эти люди поступают именно так в подобных ситуациях.
В нарративной терапии термин «насыщенное описание» рассматривают вместе с антонимом «бедное описание», чтобы показать разницу между ними, которая влияет на ход терапевтической беседы. «Насыщенное» описание — это многогранное, яркое и подробное описание от первого лица, в котором отражается индивидуальность человека, его переживания, ценности, намерения, жизненные принципы и так далее. «Бедное» описание, в свою очередь, можно назвать плоским, невыразительным, а главное – в нём незаметен сам человек, его ценности и намерения.
О том, как помогают в практике насыщенные описания, удивительно сказал Элек Росс: «Сюжет приобрел насыщенность, когда я припомнил старые истории и еще более старые голоса, с которыми я утерял контакт много лет назад, когда я начал учиться на терапевта. Я восстанавливаю связь с теми формами бытия, которые согласуются с тем, что есть (как я полагаю) "я", и с тем, что я выбрал в качестве своего "я".
За время курса я поняла, что умение помочь собеседнику насытить своё описание – это базовый навык нарративного практика, даже мета-навык, который нужен для всех форм работы. Он показывает качество контакта и доверия. Он позволяет проявить искренний интерес к чужой жизни и истории. Он помогает выйти из экспертной позиции и быть с клиентом в диалоге. И, кажется, если клиент может достаточно насытить собственную историю, он сам может увидеть своё «отсутствующее, но подозреваемое».
Прелесть работы с насыщенными описаниями я почувствовала во время беседы о памятной вещи в середине курса. Начала я рассказчиком, показала вещь в камеру, призналась, как сложно было выбрать вещь. А эту я выбрала потому, что в каждый переезд беру её с собой, и не знаю, зачем. Сначала я чувствовала, что мне практически нечего сказать, но с каждым новым вопросом история обрастала подробностями, моими ощущениями, воспоминаниями… И так мы дошли до экзистенциальных смыслов, которые я вкладываю в эту вещь: оказывается, она помогает мне помнить, как важно, что я есть, и у меня есть своё мнение, суждение, свой «знак качества». Поняла бы я это иначе? Не знаю, я ведь даже не знала, что это есть во мне и просит поддержки. Подобное случилось и с моей собеседницей: она через историю о вещи нашла потребность, о которой она даже не подозревала, а голос этой потребности влияет на её жизнь.
Вот оно – волшебство человеческого общения. Пока мне не удаётся подобное в письменных практиках, но как только появляется другой человек в любой роли и через вопросы помогает насыщать историю, может произойти чудо. Таким помогающим волшебником я и хочу стать для своих собеседников.

Елизавета Сидорова
Москва
Вам понравилось это эссе?
Нравится, 1 балл
Очень нравится, 2 балла
Ого! 3 балла
Для меня маячком того, что я движусь в верном направлении, всегда служит чувство радостного воодушевления ребёнка, который испытывает искренний восторг от необъятного и ещё не познанного мира вокруг. «Вот это да!» - широко распахнутые глаза и жар внутри. Это чувство захватывает меня, когда я вижу красивый кадр и нажимаю на спуск затвора камеры. Это же чувство я ясно распознала, читая введение к «Картам нарративной практики» Майкла Уайта, и затем - смотря уроки курса. Я бы ещё назвала это узнаванием. Будто какие-то определённые вещи и ценности, знания о которых жили во мне долгие годы, вдруг начинают обретать плоть и кровь, потому что есть люди, которые, оказывается, описали их, собрали в систему, научились применять на пользу другим людям. Я чувствую, что это большая удача - вот так идти, идти, нащупывая свой путь, задаваясь вопросами, и вдруг - выйти на свет.

Мне сложно выделить какой-то один инструмент или принцип из тех, с которыми познакомил меня вводный курс по нарративной практике, и который в наибольшей степени вдохновил меня. Каждый из них был словно подарок, который не терпелось распаковать и попробовать на вкус. Однако, когда в последнее время я рассказываю кому-то из близких и знакомых о нарративном подходе - первыми с губ слетают слова об экстернализации. «Представляешь, человек и проблема - это не одно и то же, и совершенно необязательно бороться с собой, считая себя каким-то не таким! Можно просто допустить, что есть пространство между тобой и проблемой, есть промежуток, воздух, фора, откуда можно совершать действия по отношению к этой проблеме, если конечно ты не согласен с её планами на твою жизнь. А ты, хороший мой человек, ты - лучший друг самому себе, и лучший мудрец собственной жизни. И с тобой - всё в порядке.»

Эта идея настолько гуманна, настолько пронизана любовью к человеку, что, мне кажется, не может оставить равнодушной. Я всегда верила в то, что направление внимания на позитивные стороны жизни (оказывается, можно назвать это уникальными эпизодами и предпочитаемыми историями) - более продуктивная стратегия, чем бесконечное перелопачивание проблемных моментов. И теперь, когда передо мной проявляются конкретные инструменты, благодаря которым можно, используя эту стратегию, помогать кому-то также увидеть больше света - мне хочется лишь с благодарностью продолжить этот путь.

Анастасия Беспалова
Москва
Вам понравилось это эссе?
Нравится, 1 балл
Очень нравится, 2 балла
Ого! 3 балла
Памятный предмет из «срединного» задания оказался для меня вдвойне знАковым. После задания я вдохнула-выдохнула, и , наперекор синдрому самозванца, поползла проводить свою первую консультацию. Спасибо Анастасии (у моей первой партнерши фамилия, как у моей мамы!!), спасибо мне за то, что смогла принести пользу человеку, несмотря на то, что внутри все дрожало. И сегодня я хотела написать эссе, как прошла эта первая консультация, как скрючивалась моя спина, и как старалась разогнуть её обратно, как было пугающе и растеряно. И что говорила мне та часть идентичности, которая ратует только лишь за то, чтобы я работала на заводе (а я реально сейчас работаю на заводе, экономистом). Я хотела написать обо всем об этом в итоговом эссе, но напишу о другом.

Мои детство и юность прошли в маленьком рабочем заполярном моно-городе в девяностые, городе, построенном вокруг одного комбината. Сколько раз я пыталась жаловаться родителям, и говорить с ними о том, что хочу уехать, что хочу по-другому. Ничего внятного из разговора не получалось, и я пошла туда, куда меня «вело»- в единственный в городе индустриальный институт, а потом- работать на фабрику. Я выросла в рабочей среде, и рабочей семье, и вся эта «фанаберия» с психологическим консультированием- для моей семьи и среды очень странная штука, непонятная и чужая. Но чужая ли? У меня за спиной более 500 часов личных консультаций , уже после переезда в Петербург (то есть несколько лет), и действительно ли это мне чуждо?

Мне давно хотелось начать консультировать, и вот , на курсе это случилось. Я думала…..я думала, это будет по-другому. Не так. После беседы про памятный предмет я сделала вдох-выхох, пошла и написала об этом в соц.сетях. Сидела красная от неловкости перед монитором , и писала: «Сегодня я провела первую консультацию…….и тд.». Закрыла Инстаграмм и спать пошла. Утром первым делом прямо в кровати открываю посмотреть эту запись-что там, что? Слушайте, да ничего там особенного. Мои друзья поставили несколько лайков, одна подруга написала, что я молодец, еще одна подруга попросилась на такую же консультацию (проведу в субботу). 16 лаков, пара смайликов, обычный мой пост. Но. Но!! Это первый раз, когда я была увидена в этом новом качестве. Я и консультирование, вместе. Я показалась-и меня увидели. И знаете, никто не забросал меня тухлыми помидорами, никто не написал, что я самозванка, тварь дрожащая и права не имею. Просто люди прочли, поставили лайк и всё, ну, как если бы я написала, что села на диету, например. Они бы прочитали- всё понятно, Лена молодец, вот ей лайк, пошли дальше. То есть-моя со-курсница (клиентка) довольна, людям нормально. И?! И что?!

И вот что. Несколько дней я походила, как пыльным мешком прибитая, переваривала. А теперь, странным образом, хотя сейчас у меня большая нагрузка и сильно устаю, вдруг стало прибывать сил (будто они идут поверх усталости). Словно действительно мое «я» стало более… плотным, что ли. Более ощутимым, насыщенным. Не надо больше скрывать свое желание консультировать, и вообще скрывать эту часть жизни, не надо стыдиться. Не надо жить «двухслойно»- один слой на виду, другой внутри, как подземные воды. Это жутко выматывает. И, будучи увиденный, эта часть постепенно приращивает меня, хотя она еще слабенькая, но она теперь точно есть. Я на своей шкуре пережила опыт, когда твоя идентичность (доселе невидимая), дружествено свидетельствуется другими. Это так странно. Никакой супер-поддержки не было, просто спокойное доброжелательное свидетельствование, и неужели этого может быть достаточно?!

И еще одно размышление после курса. Про социальные сети. Да, я знаю, есть много исследований сейчас про феномен популярности социальных сетей, но у меня появилась еще одна версия. Мы на пост-советством пространстве выросли в такой среде (обычно), что часто в нас живет неосознанная тоска по этому спокойному доброму свидетельствующему взгляду. И сегодня я захожу в Инстаграмм с чуть другим восприятием, и хочется , чтобы каждый , кому нужно, это получил.

Лена Вохмина
г. Санкт-Петербург
Вам понравилось это эссе?
Нравится, 1 балл
Очень нравится, 2 балла
Ого! 3 балла