Статья

ИЗ гештальт-терапии в
нарративную практику

Ольга Агеева
Ноябрь 2016
«Где я? Кто я?»
Настоящая история (и это подтвердит любой кого ни спроси: и нарративный практик, и гештальт-терапевт, и бабушка у подъезда) всегда рассказывается кем-то, кому-то, в определенном месте и времени. Иначе беседы не получится.
Поэтому, получив задание рассмотреть точки пересечения гештальт подхода и нарративной практики, я подумала, какую историю про это и кому я могу рассказать? И кем буду я? Исследователем-теоретиком? Пожалуй, для этого нужно больше времени: для начала надо стать теоретиком, а потом еще исследовать...! Студентом, составляющим таблицу из двух колонок: в одной - гештальт, во второй - нарратив, и в каждой по 30 пунктов? Это просто зачет какой-то… скучно. И потом, а вдруг еще незачет? Может тогда мудрым, но скромным Сеятелем - разумного -доброго - в- Сети? Ну нет, уже слышу: «Тича, лив зе кидз элоун , засеяно уже все, места живого не осталось!»
Пожалуй, я возьму любимую метафору Майкла Уайта – путешествие. И напишу путевые заметки о своем путешествии гештальт-терапевта в нарративную практику. Это будут заметки для тех, кто работает в другом подходе и ничего не знает об этом прекрасном месте; собирается, а доселе не собрался; тем, кто уже сделал первые шаги на этом пути, как я.
Путешествие мое до сих пор было очень увлекательным, - наверное, как путешествия Майкла в детстве на машине, - когда можно быть ребенком, высовываться из машины кричать «Смотри-смотри!» и показывать – непременно пальцем - на разные удивительные вещи, а вечером изучать карту на завтра и ожидать новых открытий… Мне хочется, чтобы оно так продолжалось и дальше – где пешком, где на машине (ага, на той самой красной машине Муфты, Полботинка и Моховой Бороды)) - ума не приложу, как они попали в эту историю!?)… Но, чтобы совсем не заиграться, по дороге я буду порой включать Радио «Голос Теории», слушать беседы теоретиков и выполнять задание: отмечать на карте точки пересечения.
«Когда мы садимся и начинаем беседовать, я понимаю, что мы отправляемся в путешествие, направление и маршрут которого не могут быть известны заранее».
М. Уайт

«-Извините, - сказал наконец Муфта. - Возможно, конечно, я и ошибаюсь, но сдается мне, будто у нас есть что-то общее.
-Вот и мне так показалось, - кивнул Полботинка.
Моховая Борода отщипнул с бороды несколько ягод и протянул новым знакомым».
Э. Рауд

Как все началось?
Однажды, совершенно случайно, как и бывает в историях, я услышала слова «нарративная терапия». Это было что-то новое! Еще из учебы в гештальт программе я вынесла большое уважение к нарративам, звучащим в терапии, а тут – целое отдельное направление! Я спросила волшебный гугл. Вот так я вышла на Дарью Кутузову и ее уникальный проект «Письменные практики». И я подумала, что если нарративные практики занимаются вот этим и делают это вот так - то я тоже хочу! Оттуда дорожка вела на мощный информационный портал narrlibrus «О нарративной практике, терапии и работе с сообществами по-русски» - а там я узнала про Майкла Уайта и его идеи.
Что привлекло с первого взгляда?
Открывающаяся возможность для человека, обратившегося за помощью с проблемной историей, увидеть и рассказать другие, альтернативные истории о себе. Быть автором своей предпочитаемой истории.
(включается радио)
"ГОЛОС ТЕОРИИ"
Ни один человек не может быть сведен к какой-то одной истории. Все мы полиисторийны. Беседы, направленные на пересочинение, или восстановление авторской позиции, подразумевают совместное конструирование историй, которые могут помочь решить проблемы, побудившие человека придти на консультацию, — а также подразумевают признание собственной авторской позиции человека в этих историях.
Шона Рассел, Мэгги Кэрри, нарративные практики
Жизнь любого человека состоит из значительно большего количества событий, чем те которые он отбирает для своих историй. То, какие из вновь поступающих событий будут включаться в истории, определяется уже сконструированными доминирующими историями данного человека.
Екатерина Жорняк, нарративный практик
«…для своего повествования мы выбираем определенные аспекты данного нам опыта и находим им в своей истории определенное место, другие же аспекты остаются за пределами нашей истории».
Ирина Булюбаш, гештальт терапевт
«Карты нарративной практики» М.Уайта очень вдохновили меня и в этой точке хорошо легли на мой гештальт опыт: у нас – поле (понятие введенное в гештальт психологию Куртом Левиным), а у вас – карты. Отлично.
(включается радио)
"ГОЛОС ТЕОРИИ"
Поле –«внутренний и внешний мир во взаимоотношениях друг с другом. ...каждый человек «создает и затем использует «картирование поля».
Гордон Уилер, гештальт терапевт
«Уайт напоминает нам, как Бэйтсон использовал метафору [географических]"карт", утверждая, что все наши познания о мире содержатся в форме разнообразных ментальных карт "внешней" или "объективной" реальности", и что различные карты приводят к различным интерпретациям "реальности". Ни одна карта не содержит всех деталей территории, которую она отображает, и события, которые не попали на карту, не существуют в смысловом мире этой карты».
Джилл Фридман и Джин Комбс, нарративные практики
В ходе поисков подходящей программы обучения, я, затаив дыхание, постучалась в Фонд «Будущее сейчас», к Олесе Симоновой и Елене Баскиной. Навстречу мне (в скайп-собеседование) вышла Лена. После разговора я подумала: «Что же это за люди – нарративные практики, что даже собеседование произвело на меня эффект терапии? Если они все такие - то мне точно сюда!» И вот ура – мечта сбывается: ворота в учебу отворяются! Я осторожно вхожу на территорию Нарративной Практики, оглядываюсь…
Что же это за место? Какие тут законы? Какова реальность? А нет ее, реальности, - есть реальностИ.
(включается радио)
"ГОЛОС ТЕОРИИ"
1. Реальности социально конструируются.
2. Реальности учреждаются через язык.
3. Реальности организуются и поддерживаются через нарратив.
4. Нет неотъемлемых истин.

... сообщества конструируют "линзы", сквозь которые их члены интерпретируют мир. Те реальности, которые каждый из нас принимает как должное, это реальности, которыми общество окружает нас с самого рождения».

Джилл Фридман и Джин Комбс, нарративные практики
«...доминирующие нарративы не позволяют им [людям] прожить свои собственные предпочтительные нарративы».
Майкл Уайт, нарративный практик
…«дискурс» подразумевает набор якобы само собой разумеющихся убеждений, лежащих в основе множества разговоров в определенном социальном контексте, — убеждений о том, что «нормально» или «принято».
Дарья Кутузова, нарративный практик
«Притупив свои чувства и блокировав прекрасные человеческие возможности, большинство людей, кажется, убеждает себя, (или позволяет другим убедить себя) в том, что это терпимая и даже неплохая ситуация. Они, судя по их действиям, придумывают свою «реальность», вполне терпимую, к которой можно приспособиться, получив немножко счастья. Но этот стандартный уровень счастья слишком низок, он просто ничтожен; стыдно за нашу человечность. К счастью, то, что считается реальностью, вовсе ею не является, это лишь неприятная иллюзия (и на кой черт нужна иллюзия, которая даже не дает утешения?)»
Фриц Перлз (закуривая), гештальт терапевт
Продолжение следует...