Инаковость
Психолог;
Нарративный и ОРКТ-терапевт;
Специалист в области психологической реабилитации
— Вера Самыкина, для Нарративной мастерской

Контакты:
t.me/Psy_Samykina
psy.samykinavera@gmail.com
https://vk.com/psy.samykina
Когда думала, как сегодня представляться и по каким критериям отбирать свои характеристики, поняла, что для меня это как будто бы указание на то, на каких языках я умею разговаривать. То, что я психолог, говорит о том, что я умею разговаривать на общепсихологическом языке, у меня есть базовое психологическое образование, я владею вокабуляром этой области. А подходы, в которых работаю — это как будто бы диалекты этого психологического языка, которые мне близки и которые я понимаю.
Психологическая реабилитация — это указание на мою специальность по диплому (психолого-педагогическое сопровождение в сфере реабилитации).
Как правило, когда люди слышат слово реабилитация, они часто думают о человеке в белом халате, что это обязательно медицина, болезни, диагнозы. С одной стороны, это так и это объяснимо, потому что слово реабилитация в принципе пришло к нам из медицины. В современной науке, как и во многих других сферах знаний, сейчас распространен биопсихосоциальный подход. Это указание на то, что говорить о реабилитации можно только тогда, когда учитываются биологические особенности организма (то, что связано с медициной прежде всего на уровне физического функционирования), а также социальные аспекты и психологические особенности.

В этом смысле я рассматриваю реабилитацию как достаточно широкий спектр проблем. Здесь идет речь о людях с какими-то диагнозами и соматическими заболеваниями. Но также реабилитация включается и тогда, когда мы сталкиваемся с необходимостью пересматривать свой социальный статус и возвращаться к жизни после личных и социальных катастроф. Здесь запускаются вполне себе реабилитационные процессы, когда мы восстанавливаем себя после тяжелых потрясений.

Также указание на психологическую реабилитацию говорит о том, что если нужно, я могу поговорить на языке международной классификации функционирования (МКФ). Это классификация аспектов здоровья и его нарушений с точки зрения различных биологических и социальных факторов, созданная в дополнение к МКБ.

Но сегодня я буду больше говорить как нарративный практик
Дисклеймер
  • Всё сказанное здесь не является неоспоримой истиной, правилом или руководством к действию.
  • Мнение автора может расходиться с мнением, транслируемым НКО или профессиональными сообществами.
  • Встреча не преследует цель низвергнуть какие бы то ни было мнения или представления о явлениях, даже если эти представления не разделяются одним или несколькими участниками.
Эта встреча основана на моих личных ценностях и на моем личном практическом опыте общения с людьми, которых принято считать отличающимися или инаковыми. Здесь могут появляться идеи, которые могут вызывать различные эмоции, в том числе, возможно, не очень предпочитаемые для вас. Цель нашей встречи — посмотреть на разные идеи и сформировать свое ощущение от той или иной идеи, подумать, как с ней можно обходиться без страха, боязни или ненависти.
Знакомство
Ответьте на мысленный вопрос: «Кто я»?
Запишите первые 5 существительных, которые придут на ум.
  • Григорий: Человек, мужчина, москвич, наполовину еврей, наполовину русский

    Ксения: Человек, жена, дочь, «внучь», нарративный практик, художник

    Ольга: Человек планеты Земля. Путешествую во времени и пространстве. Несу в себе искру Души. Стараюсь светить и греть.

    Наталья: Человек, женщина, мама, свет, любовь

    Александр: Психолог, котодворецкий, преподаватель, прогуливающийся, гик. Котодворецкий — это тот, кто заботиться про благополучие кота в доме)

    Елена: Психолог, человек, женщина, клоун, мама и бабушка.

    Владимир: Задумался глубоко над твоим вопросом, Вера. Я пока не могу ответить, немного завис между прошлым и предпочитаемым будущим.

    Марина: Мне хотелось написать какие-то глаголы, то есть то, что я делаю — учусь, развиваюсь, забочусь о своих детях.
Ответьте на мысленный вопрос: «Какой я»?
Запишите первые 5 характеристик, которые придут на ум.
  • Елена: Жизнерадостная, живая. Искательница приключений, учащаяся играть на гитаре.

    Ольга: Творческая. Добрая
Если бы пунктов было не 5, а больше:
Как вы думаете, какие слова разместились бы на 6 месте? А на 10? Интересно, по каким внутренним критериям вы определяете, что будет выше в списке, а что ниже?
  • Елена: Что-то основное на первых местах, а второстепенное дальше, то, что не так определяет меня

    Ольга: Выше то, чего больше, значительнее, важнее

    Александр: Ситуативно определяю, на что попадет внимание или взгляд из данного момента. Не пытался ранжировать.

    Владимир: Ранжирую по принципу что сегодня мне важнее, какая идентичность и в чем я проявляюсь наиболее глубоко сейчас. Я верующий, видящий красоту, старающийся быть помогающим практиком, пишущий роман, любящий.

    Григорий: Я определяю по принципу, какие качества проявляются чаще всего, которые я замечаю. Но меня очень часто уносит в негатив. Первое качество, которое пришло в голову, что очень люблю спорить и всегда со всем не согласен.
Мне кажется, наверняка за этими спорами стоят какие-то ценности, которые важно защищать.

Кто из персонажей похож на вас? В наибольшей степени? В наименьшей? Почему?
    • Григорий: № 6 — это моя первая фотография на паспорте в 16 лет. Интересно, ни в ком не вижу себя теперешнего — либо я в прошлом, либо предпочитаемый Я. Мне понравился темнокожий мужчина, который снимает очки, потому что он как будто готов улыбнуться, у него доброе лицо.

      Владимир: №3 нравится, в нем много моего, кроме веса. №2 точно не я

      Марина: № 2 - потому, что я нашла что-то своё в каждом женском образе, а №2 как будто их всех вмещает

      Елена: №2 похожа на меня внешне. №5 (темнокожий мужчина) похож на меня меньше всего тоже по внешним характеристикам. Но в каждом женском образе есть что-то мое. Ещё мне понравилась 5 картинка, что-то есть похожее про красоту и это внутреннее качество. В мужских картинках ребёнок тоже близок мне, как клоуну.

      Оксана: Среди девочек: №1 — внутреннее ощущение себя сейчас, №8 - не похожа, №3 и №7 - предпочитаемые образы, тоска по ним. Среди мужчин: №1 - сейчас, №5 - не мое совершенно.

      Александр: Я среди мальчиков №7. Видимо, потому что это портрет, кудри и очки (я недавно примерял оправы). А наиболее непохожий №4 из мальчиков. Возникает ощущение, что из какого-то другого контекста или реальности, которой у меня не случилось в жизни. Сложнее было воспринимать образы мужчин (как будто к ним было больше критичности), хотя и ассоциировать себя с ними оказалось проще. Неожиданно приятно) Казалось, что это будет очень сложной задачей. Но по итогу было фаново и полезно

      Ксения: №7 и №8 из первого слайда – наибольшее, а с наименьшим сложно, все такие клевые! А я, наоборот, кажется, нашла что-то общее с собой во всех картинках))))

      Ольга: №2 похожа, №8 не похожа. Точно не девочка с микрофоном, потому что мне не нравится мой голос, я вообще довольно тихо говорю и не люблю проявляться именно через голос. Выбрала №2 как похожий на меня, так как там такое внимательное и сосредоточенное состояние, как мне кажется
    Про себя могу сказать, что больше всего сейчас ощущаю родство с девочкой с микрофоном (№8), потому что я сегодня в новой роли. Признаюсь, я публично не выступала со времен университета. Для меня это, можно сказать, вызов, поэтому эта девочка мне сегодня очень откликается. Сегодня кто-то отметил, что выбирал по тому, как он чувствует себя сейчас. Мне кажется, это самый интересный критерий, который может быть, потому что он не связан ни с возрастом, ни с полом даже, а со внутренним сиюминутным ощущением, настроением.

    Кстати, у меня тоже сложные отношения с моим голосом. Не знаю, смогу ли я пересматривать эту запись. Но сегодня нашлось что-то важнее, чем мои отношения с голосом, и я приняла решение вести эту встречу.

    Может быть, тем, кто выбрал несколько персонажей, будет интересно подумать на тему того, сколько в тебе каждого персонажа по наполненности, какого больше, какого меньше и как вы это отличаете.
    • Владимир: Мне понравился третий дядечка, потому что мне нравится и я тренирую в себе принятие себя, наполненность. Хотя я по комплекции точно не он, но мне близко его внутреннее спокойствие и как будто полное принятие себя. Мне как раз это очень важно. Не понравился второй персонаж, потому что в нем как будто есть какая-то настороженность, позерство, а мне хочется быть, наоборот, максимально естественным. У девочек понравился №3 — какое-то летнее состояние, красота. Мне это задание очень отзывается, я прямо чувствую, что мне важно в этот момент. Интересно понять, почему так происходит.
    Хочется задать дополнительный вопрос по этим картинкам. По ответам я услышала, что участники ориентируются на какие-то внешние критерии, которые подходят или не подходят, кто-то опирается на свое состояние, и даже не на сегодняшнее, а на предпочитаемое или не предпочитаемое, кто-то на черты характера, которые есть сейчас, или которые хочется развить, как сказал Володя, над чем он сейчас трудится. Как вы думаете, можем ли мы предположить, что у кого-то из этих персонажей есть какие-то проблемы со здоровьем, или вообще какие-то идеи про них?
    • Марина: Мне кажется, что это очень трудно сказать на самом деле. Чем становлюсь взрослее, чем больше сталкиваюсь с разными ситуациями с разными проблемами со здоровьем, тем больше понимаю, что этого можно часто не замечать. Например, в последнее время часто общаюсь с человеком, который, как оказалось, уже давно пьет антидепрессанты, но выглядит прекрасно, очень общительный и вообще супер-коммуникабельный. Или у одной из моих соседок, которая всегда ухожена, стильно одета, ходит с прямой спиной, уже 2 года хроническая боль. Я понимаю, что по внешнему виду человека часто можно не видеть его проблем со здоровьем.
    Очень важно то, что сказала, Марина. Мое личное предположение, идея, которая на меня влияет, что когда мы определяем человека и идентифицируемся с ним, как с наиболее похожим, у нас как будто бы может возникать меньшее количество вопросов к нему. Когда мы идентифицируем человека как менее похожего на нас, то вопросов возникает очень много, прямо целый рой. Как мне кажется, количество этих вопросов сильно связано с тем, как мы будем воспринимать это отличие.
    «Иные»

    Если отличие говорит нам о том, что за ним стоит какой-то образ или идея, о которой мы где-то прочитали, смотрели в кино, например, как внешность людей с синдромом Дауна, и это отличие не только от нас, а от группы людей, мы склонны приписывать этим внешним признакам и признаки характера, и признаки поведения. Здесь как будто бы за человеком, который не похож на нас, но о котором мы знаем что-то, потому что нам рассказали об этом культура или какой-то социальный опыт, есть какой-то шлейф идей, которые у нас есть сразу по умолчанию.

    Каких собеседников/клиентов мы считаем «Иными»?
    • Люди с инвалидностью и инвалидизирующими заболеваниями (диагнозами);
    • Люди с зависимостью;
    • Люди, пережившие травматический опыт;
    • Люди, проблемная история которых лежит в новой (незнакомой) для нас области знания;

    Я здесь написала не только про клиентов, но и собеседников, потому что это важно не только для помогающих специалистов, но вообще в общении. По моим ощущениям и моему опыту, эти «Иные» люди имеют шлейф априорных знаний. Возможно, вы можете дополнить этот список.
    • Григорий: Вера, а почему люди с травматическим опытом могут восприниматься как иные?
    Я не думаю, что это так, но вынесла эту идею, потому что часто слышу фразу, что я не работаю с травмой, потому что боюсь принести вред, не смогу помочь, что мало знаю и т.д.
    • Ксения: Гриша, мне приходят в голову люди с ПТРС (после сильного травмирующего опыта), которых часто боятся, не понимают и воспринимают как «сломанных» …

      Марина: Недавно шел разговор про антисемитизм, о том, что евреев начали убивать в Германии еще до того, как фашизм стал политикой государства, что люди другой расы воспринимаются как иные, что они не только выглядят по-другому, но и вызывают страх тем, что делают что-то непонятное — непонятно, во что они верят, что делают, говорят на своем языке, может, что-то против нас замышляют. Мне кажется, это можно перенести на людей с инвалидностью или зависимостью. Есть страх перед неизвестным, может быть, они для нас опасны.

      Ольга: Все расы для меня немного инаковые. Хотелось бы изжить это из сознания
    Но есть страхи и сомнения, которые, наоборот, мы можем принести отличающемуся человеку.
    Страхи / сомнения

    Здесь я привела идеи, о которых мне пишут коллеги, которые знают про мой жизненный опыт и про категорию людей, с которыми я сотрудничаю. Я прямо чувствую, что в этих страхах есть невидимый барьер, на который человек натыкается и дальше не идет.

    • «Принесу вред / обижу»
    • «А вдруг он(а) сломается?»

    Причем «сломается» здесь может быть как в переносном, так и в прямом смысле. По себе знаю, что у людей, которые иногда вызываются помочь мне физически (я передвигаюсь на коляске), есть прямо страх прикосновения, я чувствую их страх сломать меня, будто они меня потрогают и я растаю. Я им говорю, что конкретно ко мне не надо бояться прикасаться, просто важно сначала слушать, потом делать, голова перед действием, а не действие впереди головы. Но этот страх достаточно часто встречается.
    • Владимир: О, про физический страх прикосновений точно, Вера, есть такой личный опыт, когда меня боялись)

      Григорий: Вопросы к непохожему сразу блокируются самоцензурой: вдруг спрошу что-то нетактичное.
    • «Не знаю, о чём с такими говорить»
    • «Боюсь показаться неэтичным»
    • «От меня потребуется такой вид / уровень поддержки, который я не в силах оказать»

    Хочу немножко валидировать этот страх, потому что он очень понятный и обоснованный. Я бы его даже не назвала страхом. Это умение сделать шаг назад, обратиться к себе и оценить, как я сейчас, сколько ресурсов у меня сейчас есть, что я здесь смогу сделать. С одной стороны, это очень понятный человеческий страх, но, с другой стороны за идеей, что нужен какой-то сверхуровень поддержки или действий, иногда стоит преувеличение отличия или инаковости, что обязательно нужно что-то «сверх». Часто сталкиваюсь с тем, что помогающий специалист, который работает с людьми с инвалидностью, с диагнозами, хочет стать сразу всем, закрыть все социальные вопросы, потому что тебе кажется, что ты обладаешь большими ресурсами по сравнению с этим человеком. Хочется сказать, что сразу всем быть не обязательно. Можно попробовать делать то, что вы делаете хорошо сейчас, и это будет большой помощью.
    • Григорий: Я первый раз увидел ребенка с синдромом Дауна, когда мне самому было лет 8. Мне объяснили, что это психическая болезнь. Помню, что моя первая реакция была страх, хотя мне никто не говорил, что нужно их бояться. Потом получилось так, что совсем недалеко от места, где я жил, была школа, где учились такие дети. Я тоже боялся мимо нее проходить. А потом спустя много лет страх сменился на другое. Я однажды прочитал статью женщины, у которой был ребенок с синдромом Дауна. Она писала, какой он безобидный, добрый, как его напрасно боятся. У меня у самого была история, как я пытался пристроить бездомного котенка, которого нашел на улице, а к себе было нельзя. Единственный, кто согласился, был как раз такой ребенок. Мы вместе с ним зашли к нему домой, и его родители сказали: «Нет, он просто очень добрый, но мы не потянем котенка». Меня поразило, насколько эти люди добрые. Я даже подумал, что эта ситуация делает людей мягче.