Работа с телом
в нарративной практике


Анна Сильницкая
Этот материал по выступлению Анны Сильницкой на нарративной мастерской представляет собой содержание ее мастер-класса.
Олеся Симонова:
В Фонде последние 4 года работает группа помощи женщинам, испытывающим репродуктивные трудности. За это время много женщин участвовали в группе и получили хорошие результаты.
Мне кажется, что эффективной работе группы в большей мере способствует свежий "деконструирующий" взгляд Ани Сильницкой. Ее готовность видеть проблемные идеи, уделять этому внимание и, самое главное - умение задавать «правильные» вопросы.
    Аня довольно откровенно пишет в Фб о своих переживаниях и о том, как справляется, в том числе, с телесными невзгодами. Думаю, что то, что я слышала в качестве ее личных откликов, сегодня обретет профессиональную форму.
    Анна Сильницкая :
    Для меня очень ценно Олесино представление, как о человеке, который задаёт вопросы:)

    Работа с телом в нарративной практике, по моему мнению, глубже и сложнее, чем кажется на первый взгляд. Объясню, какой у меня есть бэкграунд, чтобы было понятно, почему я выбрала эту тему для сегодняшнего обсуждения.
      1. Помимо нарративной практики я работаю в EMDR подходе, который очень много внимания уделяет работе с телом.
      Это очень повлияло на меня, как на нарративного практика. Я начала замечать, что фокусирование внимания на телесных проявлениях (и клиента, и своих собственных) здорово помогает на нарративных сессиях.
      2. Кроме того, у меня есть удивительный опыт работы в проекте Дарьи Кутузовой «16 тем», посвященном письменным практикам - так называемая терапия без терапевта.
      Участники проекта долго (3 месяца!) пишут о своей жизни, а фасилитаторы поддерживают их в закрытой онлайн-группе. Люди каждый день получают задание на почту и выполняют его. Причем в закрытый формум они выкладывают не саму практику, а рефлексивный отклик на нее, некоторую переработку.
      Таким образом фасилитатор получает даже не историю, а некие ее следы и осколки смыслов, на которые он должен полезным для человека образом откликнуться.

      Чтобы это делать действительно полезным образом, важно обращать внимание на все сферы жизни человека, в том числе на телесную. Когда мы не видим своего собеседника, и только можем предполагать, насколько он понимает и принимает наш письменный отклик, важно максимально расширять зоны, куда мы направляем внимание.

      Спасибо команде фасилитаторов, в которой я обучалась, среди которых были сама Дарья, Володя Мохов, Валентина Гусева, Ирина Рокотова, которые вольно и невольно делились со мной своими находками в этом смысле.
      3. После просмотра видео с Майклом Уайтом мне показалось, что он также уделяет большое внимание работе с эмоциями и телом.
      Но это просто недостаточно артикулировано в нарративном подходе.

      Впрочем, я могу ошибаться.





      Дискурсы о теле и взаимоотношении с ним

      В мире существует множество идей, связанных с телом и с взаимоотношениями с ним, которые свободно дрейфуют среди людей и влияют на каждого человека тем или иным образом. Давайте сделаем видимыми известные каждому из нас идеи такого рода.

      Медицинские дискурсы:
      • Больной дух – больное тело.
      • Все болезни от нервов или от головы.

      Недавно слышала на группе, что если ты живешь в гармонии с природой, то тогда у тебя все здорово, в том числе и тело.


      Социальные дискурсы:
      • Тело – товар или объект, который приносит деньги.
      • Тело – инструмент, которым можно овладеть и совершенствоваться в его владении.
      • Тело – это то, что можно использовать

      Знаю, что многие люди разделяют эту идею. Слово «использовать» предполагает большое разнообразие разных практик – от употребления вредящих веществ, одобряемых в определенных субкультурах, до не очень осознанного обхождения со спортом, с одной стороны, и также видение тела как инструмента, которым можно научиться бережно и умело обращаться и тогда использовать его для жизни – с другой.


      Эстетические дискурсы:
      • Худоба – это красиво.
      • Идеальное/неидеальное тело.
      • Дискурс активно продвигается там, где тело находится в центре системы координат: бьюти-индустрия, спорт, медиа и пр.
      • Абсолютной красоты не существует, то есть красота относительна и полностью зависит от эпохи.
      • Физическая привлекательность нужна для размножения – это эволюционно объективная необходимость.

      Существует целый спектр «биологизаторских» концепций, внушающих нам, что наше тело определяет наше поведение и мы в плену инстинктов: якобы женщины стремятся исключительно к продолжению рода, а мужчины – быть первыми во всем.
      Корделия Файн, философ и психолог из Канады (работает сейчас в Австралии, согласно википедии) в своей книжке «Тестостерон РЕКС. Мифы и правда о гендерном сознании» рассказывает о своей концепции полового отбора.

      Последовательно на протяжении 260 страниц она развенчивает очень сильные в науке, культуре и медиа дискурсы о том, что мужчины и женщины ведут себя по-разному из-за влияния инстинктов, разницы в устройстве и функционировании мозга и т.д.

      По мнению Корделии, гендерные различия в поведении исключительно социальны. Ее аргументация строится на куче исследований, в том числе, животного мира.

        Философские и психологические дискурсы:
        • Тело не врет.
        • Тело никак не связано с психологическими особенностями.
        • Обратный дискурс - конституциональная типология (добренькие толстячки и злые худышки, хорошего человека должно быть много и т.д.)
        • Нужно свое тело любить. А еще есть представление о том, как любить свое тело правильно. Можно, например, заниматься спортом или ухаживать за собой, а можно полюбить безусловно. И тут же появляются идеи о любви к себе. Часто говорят, что если человек не доволен своей фигурой и телом, то он себя не любит. Надо себя полюбить и тогда все будет хорошо.
        • Тело – это клетка, в которую мы заперты, или тело – это дом души.

        Наверное, это самый распространенный дискурс, начиная с религии - противопоставление души и тела. В сообществе embodiment-фасилитаторов есть даже такая формулировка: тело – это не такси для мозга.
        На самом деле этих идей гораздо больше, некоторые из них с позитивной направленностью (например, боди-позитивность), другие с негативной (лишний вес – это ужасно). Они встречаются на каждом шагу и часто влияют на нас.

        Участник нарративной мастерской:
        Ощущаю, что на меня сильно влияют многие дискурсы, причем чаще негативно. Я встречаю больше идей несоотносимых с собой, которым не следую: важно постоянно думать о своем теле, регулярно заботиться о нем, правильно питаться и т.д. Я испытываю стыд и негативные эмоции, когда не следую этим заветам здорового тела и духа.
        Какие из этих идей могут оказаться полезными нарративным практикам
        На нарративной мастерской я задала участникам вопрос, что они уже используют в своей практике, что хотят использовать и чего не хватает в этом поле идей для этого.
        У меня есть ответ, чего мне самой обычно недостает. Есть множество гипотез популярной нейронауки и множество интуитивных идей, которые предлагают разные терапевтические подходы, про то, как связаны тело и сознание. Но у меня есть ощущение, что в нарративной практике мне не хватает концептуализации связи «Я» и тела. Я стремлюсь это восполнить, поэтому большую часть времени мастерской мы посвятили тому, как это можно сделать на практике.


        Тело как камертон
        Идеи участников:
        - Мне нравится, что тело не врет, и поэтому его можно использовать как инструмент для того, чтобы что-то о себе узнать. Когда тобой начинают овладевать какие-то идеи на уровне мыслей, ты можешь послушать свое тело – как оно реагирует? Тут возникает простор для осмысления – может быть, мне это не подходит, раз тело не в гармонии, или наоборот. Это моя идея про гармонию тела и разума, про их связанность и соотносимость.
        Влияние на идентичность
        Идеи участников:
        - Для меня здесь важнее не то, как наш образ жизни влияет на тело, но как тело влияет на наш образ жизни: о чем мы думаем, куда идем и куда не идем. Недавно на консультации мой клиент сказал, что не может пойти на вечеринку потому, что он толстый. Мне бы хотелось найти удачные вопросы, которые помогли бы подобные дискурсы немножко развеять, расшатать. Думаю, это важно, потому что то, как человек описывает себя, влияет напрямую на его идентичность. Я не говорю о каких-то физических особенностях, но скорее о конституциональных.
        В нарративном сообществе Дарья Кутузова поднимает много вопросов, касающихся того, как тело влияет на наш образ жизни, как оно определяет наши возможности и привилегии (или их отсутствие). Например, если человек не может есть продукт, который едят все, это сужает его возможности и сильно меняет жизнь. Большинство людей, неосознанно обладающих своей привилегией есть эту еду, просто не понимают такого человека.

        Это тоже направление для размышлений и критического осмысления того, как вообще тело может влиять на нас.
        Возможность изменений
        Идеи участников:
        - Когда я обучалась эриксоновскому гипнозу, мне запомнилась такая мысль. В жизни каждого из нас есть много сфер, и телесная - одна из них. Если вы хотите изменений, то вы можете влиять, по крайней мере, на те сферы, которые человек готов изменить, чтобы произошли его нетелесные изменения – духовные, социальные, идентичностные. Я не очень понимаю, насколько бы люди вообще были готовы двинуться в сторону изменения идентичности, если бы они не верили в то, что тело может поменяться.
        Критический внешний взгляд
        Идеи участников:
        - Я бы хотела сказать про границы между моим внутренним миром и внешним. Конечно, хочется в духе боди-позитива объявить, что «Мое тело – мое дело!» Но думаю, что люди вокруг меня лучше видят мои недостатки и могут мне указать на них. Тогда я лучше буду понимать, что могу изменить, поскольку у меня нет четкого представления о своем теле. Мне нужно подкрепление и критический взгляд со стороны.
        Любовь к себе
        Идеи участников:
        - На меня сильно влияет идея, что нужно любить свое тело. Кажется, если полюбить свое тело, то все будет хорошо. Слышала про исследования психологического благополучия, когда человек воспринимает себя таким, каков он есть. Я на эту идею очень сильно ориентируюсь во время работы.
        Контроль
        Идеи участников:
        - Думаю, что психологическая работа обязательно должна сопровождаться еще и работой с телом, пусть не явной. Я рассматриваю тело как еще одно проявление идентичности человека. Если он не обращает внимания на свои телесные проявления, ему надо в этом помочь.

        У меня есть четкое убеждение, что чем лучше человек понимает свое тело и больше его контролирует, тем лучше он сможет контролировать и свое психологическое состояние. Некоторые клиенты приходят с прямым запросом: «У меня паническая атака, я не контролирую свое тело, а хотелось бы!»

        Тело и язык
        Идеи участников:
        - Когда для человека тело не существует, как отдельная сторона жизни, на которую нужно обращать внимание, мы можем через эти идеи привлечь его внимание. В любом случае в языке у него есть какие-то высказывания, конструкты, через которые мы можем обратить его внимание на эту сферу - раз он ими пользуется, о чем они говорят? Так мы придаем смысл телесным проявлениям.
        Поскольку нарративная практика имеет дело в первую очередь с текстом, то мне как раз очень интересно, как можно соотнести эти 2 категории – телесность и язык, и есть ли какой-то язык телесности. У меня до сих пор как будто бы белое пятно на этом месте и ощущение, что нет языка, на который можно опираться. Этот язык я беру как будто бы из других мест. Мне кажется, мы можем создавать его сами в рамках нарративного подхода.
        Практикум
        Предлагаю выполнить достаточно классическое для нарративной практики упражнение – исследование своей жизненной истории, но с фокусом на тело.
        Хорошая история

        Сначала хочу напомнить, что такое хорошая история с точки зрения нарративной практики и ее основные признаки, и прошу опираться на это знание при выполнении упражнения.

        Критерии хорошей истории в том смысле, в котором это выражение употреблял Джером Брунер в статье, где он ввел ландшафтную метафору:
        • Осмысленность;
        • Связность;
        • Сюжетность;
        • Завершенность
        Составляющие хорошей истории:

        1. Герой;
        2. Сюжет, который разворачивается во времени;
        3. Главная цель героя;
        4. Сложности, которые ему нужно преодолевать;
        5. Средства, при помощи которых он это делает.

        Хорошая история наполняет ландшафты идентичности и действий, и как следствие, делает видимыми ценности.

        Слушая любую историю, мы хотим понимать, как связаны точки на ландшафтах. Слушая хорошую историю, мы знаем об этом - мы спросили и услышали, мы - свидетели того, как они связаны для человека и нам это показалось понятным.

        Если у слушателя история не вызывает ощущения дискомфорта, неправдивости, противоречия, это значит, что история хорошая.
        Упражнение
        Опишите свою ситуацию через жизнь тела или призму жизни тела – какая из этих формулировок кажется более понятна, а потом отрефлексируйте этот опыт.



        Обозначьте на выбранной схеме основные события, которые вы можете выделить как узловые с точки зрения телесности и опишите их в виде текста.
        Могу предложить 2 удобных схемы для структурирования работы:
        • Тайм-лайн;
        • Кластер.
        Участники нарративной мастерской, помимо этого, выполнили еще одно упражнение, в котором они тренировали умение вести нарративную беседу и при этом быть внимательным к языку и телесным проявлениям человека (своим тоже).

        После я спросила, каково им было рассказывать о своей истории, изложенной через призму телесности – сложно или легко, приятно-неприятно?
        - Чуть-чуть застенчиво. Странно, но мне было бы легче рассказывать о своих внутренних переживаниях, чем о телесных. С другой стороны, я сейчас осмыслила, как могу как раз в словесной, а не телесной форме донести это до другого человека.

        Для меня и, может быть, для других людей важно, что сейчас другой человек думает о том, как ты выглядишь. На меня это очень сильно влияет, в отличие от внутренних переживаний. Может быть, поэтому об этом сложнее говорить.

        Я немножко все время за собой приглядываю с точки зрения внешней оценки других людей. Но когда я сейчас рассказывала эту историю, я не думала об этом. Как раз телесно я себя в этот момент себя чувствовала совершенно спокойно.
        - Меня удивило, какие события я выбрала. Мне показалось, они все были трэшовыми, хотя и имели позитивные последствия по типу посттравматического роста. Я думала, что сейчас расскажу историю, а потом посмотрю, что там было классного. Но что-то веселого было маловато.
        - Поняла, что у меня отношения с телом выглядят как синусоида. То я им активно занимаюсь - йога, медитации - и я более-менее в контакте с телом. Потом наступает более длительный период, когда я на тело как будто бы забиваю. Хочется больше общения с телом внести в жизнь, чтобы это была новая предпочитаемая история - история про «Я» в теле. Но ее надо создавать, потому что пока она очень разорванная.
        - Осознала, что у меня было очень много диффузности. Были редкие эпизоды, которые я могла четко и детализировано описать, про которые я уже неоднократно думала именно в телесном контексте. Но при этом было очень много диффузных моментов, которые я даже не могла привязать ко времени. Наверное, эта диффузность связана, в том числе, и с недостатком контакта с телом.
        Думаю, что это не всегда говорит о плохом контакте. В принципе тело – это организм, в котором некоторые процессы происходят очень постепенно, их действительно сложно привязать ко времени - они очень незаметно начинаются и заканчиваются. Более того, некоторые процессы могут быть совершенно разными, но при этом, как ни странно, протекать параллельно.
        - У меня вообще инсайт случился. Мне казалось, что я достаточно хорошо представляю свои отношения с телом. Но сейчас, когда я описывала выбранные события через призму телесности, я вдруг поняла, что у меня все время идет борьба души и тела, хотя я об этом не задумываюсь. Причем то тело хочет подчинить себе душу, то душа - тело. Это понимание дало мне повод задуматься о том, что надо выстроить все иначе. Эта борьба мне не совсем нравится!

        Думаю, что можно попробовать экстернализовать тело. Вся моя история – это скорее события, которые происходили с моим телом. Мне бы хотелось его расспросить, как ему вообще во всем этом было.
        Мне очень откликнулась твоя идея. Когда я была сама участницей письменных практик, я получила от Дарьи вопрос, который работает до сих пор. Выполняя очередное задание, я пыталась освоить нехитрую гимнастику с помощью видео на телефоне одна дома, чтобы меня никто не видел. После я писала об этом опыте свой рефлексивный отклик.

        Дарья спросила у меня, что могло бы сказать мое тело в знак благодарности? У меня прямо случился инсайт от такого вопроса. Мне кажется, это очень продуктивная метафора - дать телу голос.
        Мы применяли деконструкцию в неявной форме в 3 классе, когда работали с буллингом. Там был ребенок, с которым никто не хотел даже рядом сидеть: «Фу, он такой-сякой!» Просто сам факт, что мы садились рядом с ним, играли с ним наравне с другими, уже работает на изменение его репутации. Дети понимают, что может быть по-другому.
        - Главный мой инсайт – активные и пассивные телесные практики, как я это для себя назвала. В принципе, я люблю физическую активность, но также люблю просто лежать и ничего не делать. Это моя пассивная телесная практика, от которой мне хорошо. Но когда я просто лежу, то чувствую небольшую вину и ощущение, что я бесцельно трачу время. Я подумала, что это как раз дискурс.

        Я хочу попрактиковать пассивные практики и понаблюдать за своими ощущениями - не просто лежать, а поработать с этой виной.
        Можно задать себе в этот момент знаменитый нарративный вопрос – чему ты отдаешь предпочтение? Когда ты делаешь что-то социально неодобряемое (возможно, только в своей голове), то можно попытаться это описать с точки зрения того, чему ты отдаешь предпочтение – здесь, например, вместо полезной траты времени лежишь и наслаждаешься этим.
        Телесность и нарративный язык

        Давайте подумаем о том языке, с которым мы как слушатели и как рассказчики столкнулись. Что всплыло в вашем собственном языке и что вы услышали, какие описания и что привлекло вас в них? Как можно было бы соотнести наблюдение за языком с нарративной метафорой?

        - Я заметила, что сразу вырисовывается понятное название, паттерн проблемной истории. Любопытно, но отсюда быстро начинает придумываться действие в ответ. Как будто бы легко перейти от общего названия проблемной истории к предпочитаемой истории, исходя из знания о себе и о теле. Такой расширенный фокус зрения на себя.
        - Я бы внесла дополнительный ландшафт телесности где-то между идентичностью и действием. Это для меня что-то промежуточное между ними.
        - Мне кажется, что телесность и туда, и туда можно отнести - просто как дополнительное насыщение – не отдельная история, но ее часть.
        Мне нравятся эти идеи. Мой друг и коллега Андрей Пентин – участник сообщества EFC (Embodiment Facilitator Course Russia), которое учит воплощать в теле то, что ценно для человека, если коротко.

        У них есть хороший вопрос, у которого есть существенные ограничения, но мне кажется, иногда он может быть полезен. Когда с человеком случается какое-то эмоциональное проявление, можно спросить:


        - Что ты делаешь в своем теле, чтобы расстроиться или заплакать?

        Таким образом, мне кажется, и на ландшафте действий могут быть события, которые можно отнести в телесную сферу. На ландшафте идентичности тоже можно отыскать «клочки» телесности.

        Можно описывать отношения с телом по-разному. У себя я заметила свой собственный язык. Когда-то давно я больше описывала тело в терминах внешних характеристик, но потом стала очень тяготеть к описанию его через термины конкретных ощущений и, возможно, идентичности тоже.

        Хотя это дискуссионный вопрос. Например, если меня спросить «Какой я себя ощущаю?» - я и правда не знаю, это на самом деле про идентичность или про более интегральное ощущение тела – не «я чувствую жар, или руки трясутся».

        На что похож язык, с которым мы столкнулись?
        Какие пришли слова, формулировки, вопросы и т.д.?


        • Слово «полезное» – полезное для тела, неполезное для тела.

        • Разные характеристики: спокойное тело, неудобное тело, новое тело, выносливое тела.

        • Контакт с телом, контроль тела.

        • Внешние оценки, внутренние оценки.

        • Медицинский язык – симптомы, синдромы и т.д.

        • Описание в страдательном залоге – когда ты описываешь себя, как объект, с которым что-то происходит.

        • Много глаголов, описание активных действий. Как будто тело не статичное, а динамичное и меняющееся.

        • Слова про знания о себе, которые приходят из отношений с телом, или знания о своем теле, потому что мы его изучаем.

        • Язык навыков, телесных в том числе.
        - Хочется развивать не внешние навыки, которые заметны в социуме, а больше внутренние: научиться больше чувствовать тело и распознавать его сигналы.
        Отклики

        - Я беру себе в копилку карту, хочу поработать внимательнее с ней, что-то свое добавить, что-то убрать. Мне кажется, получится полноценный рабочий инструмент.

        - Мне понравилась идея про экстернализацию тела. Мне тоже захотелось со своим телом поработать, может быть не письменно, а порасспрашивать саму себя.

        -Лично для меня очень полезным стало описание языка, с которым мы столкнулись, рассказывая и слушая истории с фокусом на телесность. Это знание распылено в моих актуальных умениях и в идеях, которыми я пользуюсь. Подсобрать его всегда интересно.

        - Мне кажется, мы нашли хорошие опорные точки для нашего внимания, когда мы работаем с людьми. Думаю, это неполный список, в нем может появляться что-то еще.