Как прийти от жалобы к запросу?
Что делать с "клубком проблем" собеседника?

В ноябре 2017-го в фонде «Будущее сейчас» мы совместно составили этот список решений для задач клиентского запроса.
В работе принимали участие и давно практикующие специалисты, и те, кто только начал свою практику; нарративные терапевты и представители интегративного подхода. Нас объединил интерес к разным позициям коллег. Любопытно было услышать, кто и как работает с темой запроса в сложных ситуациях, например:

  • Как выявить запрос, когда не знаешь, с чего начать?
  • Как снять личную тревогу, правильно оформив запрос клиента? Ведь тревога терапевта - это основной компонент, который мешает ему слушать клиента.
  • Как перейти к запросу, избегая директивной, но придерживаясь исследовательской позиции?
  • Как не искать в запросе двойное, тройное дно?
  • Можно ли и как работать, если запрос вообще не сформулирован? Когда человек приходит на сессию, у него уже есть запрос на психологическую помощь. Но иногда он не может четко сказать, с чем он хочет разобраться, потому что сам не знает.
В ходе дискуссии каждый мог выступить, как эксперт, и поделиться своим опытом из практики и идеями решений. Так высвечивались разные позиции, которые были подытожены в общем кругу.

Мы выделили 7 видов наиболее часто встречающихся «проблемных» запросов. Нажимая на интересующий пункт, вы перейдете к его разбору:

  1. Жалоба;
  2. Клубок проблем;
  3. Слезы;
  4. Возвращение;
  5. Запрос про другого человека
  6. Неопределенный запрос "Не знаю, чего хочу!"
  7. Запрос общими словами

1

Жалоба
Мне так плохо, помогите!




У меня была ситуация – женщина говорила и говорила про свою проблему, в итоге зарываясь еще глубже. В процессе сессии она понимает, что работы намного больше, смотрит на меня и говорит:

– Вы меня раздражаете потому, что мне пришлось все, что я прокручивала в своей голове, рассказать вам! Мы только час потратили, чтобы я вам рассказала, как я жила всю эту жизнь.

Ей было жалко время, но в итоге она увидела, что проблема еще шире, что придется еще больше работать.
Решения
Экстернализация «плохо»

Это расспрашивание в приглашающем режиме, как это «плохо» себя проявляет:
  • Может быть, плохо физически: «Что-то побаливает?»
  • Может быть, плохо по эмоциям: «Попробуйте назвать мне, что это за чувство «плохо»
  • Можно предложить свои варианты: «Плохо – это тревога, депрессия, беспокойство, грусть - может быть, что-то из этого Вас сюда привело?»
  • Можно поспрашивать про цвета «плохо». Большинство людей – визуалы, и они хорошо различают свои «плохо» по цвету.
  • Обычно «плохо» плохо пахнет, можно прояснить, что это за запах.
То есть это исследование по первому блоку экстернализации - отделение «плохо» и работа с ним, как с проблемой отдельного состояния.
Отсутствующее, но подразумеваемое
Если человек знает, что такое плохо, то у него точно есть знание, как когда-то было хорошо. Можно спросить:
  • Что Вам показывает, что это плохо?
  • Чем это «плохо» отличается от «хорошо»?
  • Или начинать еще проще: когда это «плохо» началось и что было до этого?
И дальше расспрашивать, исследуя время, обстоятельства и контекст жизни до этого «плохо». Так мы входим в беседу пересочинения через отсутствующее, но подразумеваемое, узнавая то хорошее, что стоит за этим «плохо», что позволяет человеку определить, что это плохо.
Первый шаг
Из того бессвязного потока, который выдает клиент, важно четко выстраивать некоторую систему. Можно начать с того, чтобы выразить признание собеседнику «Хорошо, что вы пришли» и подчеркнуть, что если, несмотря на то, что ему плохо, он все-таки пришел, значит, первый шаг сделан. Дальше можно уже уйти в сторону метафоры пути, и расспрашивать клиента, по какому пути он сейчас идет, раз он сделал первый шаг – дошел до этого кабинета.
Надежды и мечты
Можно исходить из того, что человек на что-то надеялся, раз он все-таки пришел, а не остался дома. Там тоже плохо, но в чем разница? Можно уточнить, на что он надеется в нашей совместной работе?
Тема «Здесь и сейчас»
Можно предложить человеку поговорить на отстраненные темы: например, о его вещах, предметах в кабинете, о погоде. Мы устанавливаем контакт с клиентом, который необходим, чтобы подготовиться к разговору о запросе, а на это нужно время:

- Да, погода дождливая, настроение плохое, и т.д, и т.д.

Этот разговор о погоде и настроении перерастает в запрос, с которым дальше можно уже работать.

2

Клубок взаимосвязанных проблем
Если много проблем, они, как комок – такая боль!


«...При этом они все взаимосвязаны. Человек начинает рассказывать одно, потом вспоминает еще другое! И уже третья сессия, а он все рассказывает и рассказывает»



Решения
Дать выговориться и резюмировать с точки зрения «двойного слушания»
Когда человек приходит с большим количеством взаимосвязанных проблем, ему просто надо дать выговориться, вывалить все. А потом, когда он сделает сам естественную паузу, остановится и вернуть ему то, что мы услышали, структурировав услышанное.

Важно возвращать запрос с точки зрения двойного слушания, то есть с точки зрения тех навыков, которые мы увидели. Даже то, что человек до нас дошел, означает, что он, как минимум, жив и нашел наши контакты. Можно расспросить, что он для этого делал, какие навыки использовал, чтобы мы встретились.
Недавно приходит девушка и начинает рассказывать о том, как все плохо, что у нее проблемы и с мужем, и со свекровью. Я ее внимательно слушала и ждала, пока она выговорится потому, что когда меня саму прерывали в аналогичной ситуации, меня это злило. Но она все говорила и говорила. Когда она сделала небольшую паузу, я говорю:

– Я услышала вот это и вот это. С чем бы Вам хотелось сейчас поработать? Вы же с чем-то ко мне пришли?
– Да, наверное, это действительно влияет на мою жизнь, но я постараюсь к этому не возвращаться.

И продолжает говорить о том, как она живет с мужем: то они ссорятся, то мирятся, то он ее бьет, то он замечательный. Я это все записываю – и хорошее, и плохое. В итоге, в самом конце сессии она заплакала. Это все одна сессия, 1,5 часа! В конце я спрашиваю:

– Ты поняла, с чего тебе нужно было начать? Мне так показалось, что ты пришла ко мне с этим, я права?
– Да.
- Ты целые 1,5 часа говорила об этом.
– Наверное, мне просто нужно было выговориться.
– Для тебя это было полезно?
– Да, мне стало легче.

Думаю, я правильно сделала, что не торопила ее.
Вычленить самое-самое
Можно спросить:
- Вы много чего рассказали, что из этого хуже всего? Почему?

И уточнить, хочет ли начать человек работу с этого самого плохого и как работа с ним может повлиять на остальные проблемы.

Можно исследовать самое худшее, а можно обратить внимание на то, что наиболее важно для собеседника при подведении итогов сессии. Человек, выделяя самое ценное для себя, может осмыслить, что это и есть то, что в жизни было нарушено, к чему можно продвигаться в следующей работе.
В самом начале моей практики ко мне пришел мужчина якобы с запросом про деньги. Но как только он открыл рот, сразу началось – и это, и то – на 1,5 часа! В итоге от запроса про деньги мы пришли к страху. По большому счету он сам пришел – я чуть-чуть помогала. Только к самому концу сессии стало понятно, что это его истинный запрос.
Сбор разных тем под зонтиком идентичности
Разные вопросы могут появляться и в течение одной сессии, и в течение всей работы с терапевтом. Мне кажется, важно держать основу терапевтической работы, особенно если она длится с человеком в течение 2-3 лет.

Для меня она строится на том, как в предпочитаемом виде видит сам себя человек. Еще в первые встречи мы плотно описываем в беседе пересочинения ценности, принципы человека, обозначаем его предпочитаемое состояние. За годы темы могут меняться, а вот намерения человека реализовывать себя в таком предпочитаемом видении часто стабильно.

Более того, оно может укрепляться за счет того, что я возвращаюсь к этому и спрашиваю: «Мы сегодня к этому решению пришли (или мы вот это обсуждали) - как это влияет на тебя в предпочитаемом видении?»

Так я возвращаюсь к предпочитаемой идентичности человека, что позволяет подсобрать под одним зонтиком очень разные темы.
Структурирование.
Ближе-дальше, частное-общее
Для структурирования множества взаимосвязанных проблем можно использовать не только записи в блокноте, но и фигурки, метафорические карты или стикеры с надписями.

Такое схематичное представление проблем позволяет работать с ними в пространстве – передвигать их, определяя, какие из них более важны сейчас, а какие – не очень, находить взаимосвязи между ними. Для клиента это может стать откровением. Второй вариант – сортировка карт, стикеров, фигурок по принципу «частное – общее» и выбор, с чего клиент хотел бы начать работу.

Получается решение задачки осмысления своими силами, когда терапевт лишь чуть-чуть помогает вопросами:
- Смотри, это сюда, а это, похоже, туда? Нет?
У меня был реальный случай, когда пришла девушка с кучей взаимосвязанных проблем: и профессиональных, и личных, и по здоровью. Она полсессии мне про них рассказывала. Потом мы сделали паузу - она сама остановилась, и я предъявила, что я услышала это и то, и предложила выбрать что-то, с чем мы поработаем. Девушка ответила, что ей сложно определиться, потому, что все со всем взаимосвязано. И тогда я ей предложила подумать, что более общее, что более частное:

- Тебе бы хотелось начать с более глобального или с более частного?
– Я так понимаю, что если я разберусь сейчас с более общим, то частное само собой отпадет!

И это ей помогло! Хотя она могла бы сказать наоборот, что ей сначала надо частные проблемы решить, а общие пусть пока будут. То есть важно предложить человеку выбор.
Структурирование.
Границы
В такой беседе важно установить границы и периодически останавливать поток речи, если идет перескок с темы на тему:

- Мы обсуждали это, а сейчас перескочили вот сюда. Продолжим первую тему?

Для этого в начале сессии стоит уточнить у собеседника - можно ли его останавливать и возвращать в тему беседы. Для человека может быть очень полезно осваивать навык структурирования разговора.
Структурирование.
Ведение записей
Один из способов ведения записей в нарративной практике - разнесение проблемных и предпочитаемых историй на 2 колонки:
  1. Первый столбец легко наполняется самим клиентом.
  2. Во второй столбец мы выуживаем все то, что слышим в беседе про его навыки, умения, надежды, веру и принципы, которых человек пытается придерживаться. Именно они зачастую приводят в конфликтную межличностную (или внутри личностную) ситуацию.
Эти записи дают возможность резюмировать. В обратной связи стоит больший акцент делать на то, что относится к предпочитаемой истории.
Структурирование.
Список проблем и шкалирование
Когда у человека много взаимосвязанных проблем, он может их рассказывать в неструктурированном виде. Это может выглядеть, как полная каша.
Стоит дать 15-20 минут ему выговориться, записывая сказанное, а потом взять время на подытоживание: «Я слышала такие-то проблемы, вот список. Хотите сегодня с чем-то из этого поработать? Или вам важно добавить к этому?» Это стоит делать в момент естественной паузы.
Если продолжается монолог, стоит в этом случае предупредить клиента, что мы можем сессию или две структурировать сказанное им. Необходимо время для большой работы: вытащить из своей памяти проблемы, осознать их и разложить по полочкам.
У меня есть пример, когда мы работали с девушкой следующим образом:
На листочке бумаги написали все ее проблемы. Это был список из 20 пунктов! Стало понятно, что сложно работать со всеми проблемами одновременно – поэтому выбрали 2-3 основных. На каждой встрече мы возвращались к списку и понимали, что здесь мы это решили, здесь – это, здесь еще чуть-чуть продвинулись. В какой-то момент определились 3-4 основных задачки, по которым мы сделали шкалы. Например, у девушки была задачка про общение, и она ходила по шкале от необщительности к общительности. Этот сдвиг можно было наблюдать визуально»

Гипотезы пути на выбор
Когда человек рассказывает нам взаимосвязанные проблемы, можно фиксировать те связи, которые мы заметили, и в момент естественной паузы предложить человеку:

- Пока я слушала, у меня появились фантазии, что наша беседа может пойти по такому пути в связи с этим, или по такому - в связи с этим. А что Вам из этого откликается? Может, есть что-то важное, что я не приметила?

Таким путем человек может выбрать самое острое, откликающееся или обозначить, что из этого ничего не подходит, а подойдет другое, на что мы не обратили внимания.

3

Слезы

«Ко мне приходила девушка и просто плакала – вообще ничего не выдавала, кроме слез. Возможно, ей так становилось легче»

Решения
Красивые вопросы
Если человек плачет, и это не поток слез, мешающий говорить, можно задать хорошие вопросы из нарративной практики:

- Если бы твои слезы могли говорить, что бы они сказали?

- Слезы обычно говорят о том, что с нами поступили несправедливо. Что именно произошло? В чем была нарушена справедливость?

Последний вопрос в случае, когда дело не в несправедливости, а, например, в горе, может стать важным мотиватором. Тогда именно наш промах может вызвать обратную активность:

– Нет, я плачу не потому, что было несправедливо, а потому что…

И это хорошо потому, что наша задачка не «быть правым», а установить контакт, создавая такой контекст, в котором человеку важно откликнуться на наши слова, вступить в более активную позицию и рассказать о себе.
Легализация плача
Можно просто сказать:

- Может быть, лучше тебе дать время поплакать? Если да, то скажи, когда будешь готова к разговору. Ты можешь плакать столько, сколько это необходимо!
Работа с «Я не знаю»
Иногда человек не может ответить на какой-либо вопрос или не понимает, что происходит, и потому отвечает просто: «Я не знаю». Тогда можно рассказать ему про разные варианты «я не знаю» из словаря/каталога «Я не знаю», например:

  • Я не знаю, отстаньте от меня!
  • Я не знаю, мне слишком больно, я не могу об этом говорить!
  • Я не знаю, меня будут ругать и осуждать.

- А какое «не знаю» Ваше? Может быть, такого у меня еще нет, подарите мне, пожалуйста, свое «Я не знаю».
Это на самом деле странный, забавный вопрос. Я замечала и на консультациях, и когда его задаю младшей сестре, что он очень сильно разряжает обстановку и отпускает потому, что приостанавливает погружение в острое состояние и немножко отвлекает от него.

4
Возвращение к теме
Иногда человек возвращается многократно к некоторой теме. Например, мы уже проговорили цели, обсудили ценности и действия в ответ, даже некоторые изменения произошли в жизни человека, но на новом витке мы вдруг слышим:
- Но все равно…

«Пришла женщина с наслоением запросов – и вроде бы первый начали решать и решили, но потом она к нему возвращается снова и снова. Это не совсем регресс - такое ощущение, что решили не до конца»

Ко мне приводили девочку 10 лет. У нее русские мама и папа, но они переехали в Мексику, когда ей было 3-4 года. Русский у нее он стал как бы вторым языком - что я могу вообще с ней обсудить?

У девочки проблемы в школе: «Он меня ударил, а я пошла к учительнице, а потом он заплакал» Как я не пыталась расширить эту ситуацию, ни к чему это не приводило. Мы опять и опять обсуждали одно и то же: он ударил, я заплакала, пошла к учительнице. Нам надо было работать с другим материалом, но по этой ситуации мы никак не продвигались, и я решила от нее отказаться. Я сказала об этом маме, а она в ответ: «Нет-нет, все помогло!»

Через месяц на второй встрече я встретила уже другого ребенка. У нас был языковый барьер, но все равно терапия помогла.
Решения
Признание травматического опыта
Возвращение человека в течение длительного времени к одной и той же теме - это один из показателей травмы. Как правило, это связано с очень сильными эмоциями, обусловленными травмирующим событием. Возвращение здесь очень естественно и вполне легализовано потому, что это не разовая работа, это не щелчок. Важно осознано осуществлять работу с травмой, обсудив с клиентом пути решения этой задачи.
Misnaming
Когда человеку не хватает слов, чтобы выразить свое состояние, он возвращается снова и снова к событию, которое его вызвало. Так бывает в случае травмирующих событий.

Поскольку человеку важно описать произошедшее, то хорошей помощью будет создание ландшафта действий и проигрыш ситуации. Мы можем помочь человеку в этом, обсуждая, что происходит с его телом, его эмоциями, его мыслями.

Если нашему собеседнику сложно это зафиксировать или выразить, можно применить misnaming, предлагая варианты телесных ощущений и эмоциональных переживаний, если они отсутствуют в описании. Они могут быть близки человеку или нет. Но даже в случае нашего промаха это существенно для того, чтобы человек оттолкнулся от такого варианта и сказал:
– Ну, нет, не так, а скорее вот так.

Если же они близки, можно уточнить, чем его вариант отличается от нашего, чтобы помочь его получше описать.
Свидетельский отклик
Возможно, что человек возвращается к теме раз за разом потому что ему важно получить признание своей истории, отклик и обратную связь, особенно если он не может рассказать это людям вокруг него, либо они уже «выгорели», устав слушать одно и то же.

В нарративной практике есть формат свидетельского отклика. Мы можем на одно и то же событие в разное время встречи давать разные свидетельские отклики - в зависимости от нашего состояния, настроения, фокуса внимания. Главное, свидетельский отклик безопасен и дает человеку то, что ему очень важно: поддержку, подкрепление, знание того, что да, так произошло и это можно разделить с другими человеком.

Одна из важных задач свидетельского отклика – раскрыть, как влияет на нас рассказ собеседника, на наши мысли и намерения. Это ему помогает находиться в действующей позиции: он достаточно значим, влиятелен, а вовсе не ничтожен, как часто травма приписывает человеку думать о себе.
Пересочинение на ландшафте действий с помощью метафорических карт
С помощью метафорических карт можно пересказывать историю, вытаскивая неугодные эпизоды и смещая ее фокусы после переосмысливания. Для этого можно предложить клиенту записывать сессию, транскрибировать запись и потом отмечать те мысли и чувства, которые у него вызывают определенные места. Это создает богатый материал для следующей сессии.
Возвращение к результатам прошлых встреч
Если человек через несколько сессий все равно возвращается к прежней теме, можно ему напомнить, какие шаги мы наметили по решению этой проблемы, и спросить, применял ли он их, что получилось и что не получилось. Иногда такой разговор – уже результат.

5

Рассказ про другого

«Клиент приходит на консультацию, но больше говорит про другого человека, например, мужа или ребенка»

Я вспомнила одну девушку, которая понимала, что ей надо расставаться с парнем, и они расстались, но она в тот момент была не готова. Всю сессию она говорила о том, как все хорошо начиналось.

Я ее слушала 2,5 часа, иногда спрашивала просто про ее состояние: «Ты сейчас плачешь, тебе как сейчас, нормально?» Она: «Да нормально, нормально!» - и дальше.

Остановить этот поток, по-моему, было небезопасно для меня! В конце она была благодарна тому, что я ее выслушала: «Я маме не могу этого рассказать, а вам рассказываю!» и заплатила за все время, которое она говорила. Девушка поняла, что это ей самой было надо.
Решения
Прояснение позиции
Можно прямо сказать, что мы говорим о другом человеке, его здесь нет и поэтому с ним работать невозможно:

- Но раз ко мне обратились Вы – значит, Вас это тревожит. Может, на этот момент поговорим о Вас? Почему Вас это тревожит? На что важное в Вашей жизни влияют поступки другого?
Переформулирование в авторском ключе
Когда клиент рассказывает о том, что делает другой человек и как на него это действует, можно резюмировать, например, в таком духе:
- Похоже, для Вас важно…
Выход на предпочитаемую историю через идею «отсутствующего, но подразумеваемого»
Если мы слышим о задетых ценностях, сначала нужно уточнить, действительно ли это важно для клиента. Например, когда человек говорит, что кто-то его не уважает, можно спросить:

- Для Вас важно, чтобы Вас уважали вообще или именно этот человек Вас уважал?

Далее можно расспросить о том, что произойдет, если бы другой человек этого не делал, и какие действия тогда предпринял бы наш клиент. Таким образом мы выходим в предпочитаемую позицию человека.
От идеи восстановления участия к авторскому выбору человека
Если клиенту важно поговорить про другого, то, опираясь на карту re-memebering, можно уточнить, что для него значит этот человек, и как они влияют на жизнь друг друга, попросить дать оценку происходящему, обосновывать свой взгляд и предлагать свое:

- Как бы Вы хотели это видеть? При каких условиях это могло бы нравиться? Как бы выглядела тогда эта ситуация?

Это позволит узнать, как относится к этому влиянию наш собеседник и хочет ли он, чтобы было так или по-другому. Это дает возможность укрепить выбор человека (чего он хочет) и вернуть авторство.
От ландшафта действия к ландшафту смыслов и обратно
Убеждение, что хорошее возможно только в этих отношениях, когда другой ведет себя подходящим образом, может не давать выпускать из беседы обсуждение этого другого человека.

Что делать, если клиенту кажется, что только другой человек и его определенные действия могут обеспечить желаемое? Важно конкретно описать это желаемое: телесное состояние, физическое, эмоциональное:

- Когда это будет, как ты будешь дышать, видеть, держаться в своем теле? На что обращать внимание?

Помогите уплотнить своему собеседнику это хорошее состояние, чтобы он понял, что это ЕГО состояние, а не принадлежность отношений. После конкретного описания «хорошего» ощущения у человека в конкретных отношениях поднимайтесь в ландшафт смыслов:

- Какие это рождает в Вас ощущения и чувства? Что у Вас есть такого, что Вы можете получить такие ощущения? Какие умения необходимы, чтобы переживать такое?

И вновь шагаем на ландшафт действий:

- А где Вы еще их испытываете? В какие моменты в прошлом Вы это уже испытывали? Как еще этого чувства Вы можете достичь?

Так мы обсуждаем разные варианты достижения личного желаемого состояния, когда человеку хорошо. Это может за счет того, что другой женится, или за счет того, что мы с друзьями на Кипр поедем, или за счет того, что включу любимую музыку.

На многих людей в бытовом смысле действует убеждение, что в желаемое, предпочитаемое состояние можно попасть только одним способом. Если этот способ зависит от действий других, то это заведомый тупик.
Решение
В ориентированном на решении краткосрочном подходе есть вопрос:
- Если человек будет реагировать так же, и все обстоятельства останутся теми же, что бы для Вас в этом случае было решением проблемы?

Ответ на него может быть, например, таким:
- Я бы тогда не тратил так много энергии, не обращал бы на это внимание!

С этим уже можно работать, прибегнув к исследованию во времени:
- Если это будет так же продолжаться в течение ближайшего года, трех лет, пяти лет?

Мы не знаем, какую оценку даст человек этой ситуации во временной перспективе, отрицательную или положительную, укрепится ли его надежда или подвергнутся сомнению некоторые обстоятельства сегодняшнего дня.

Важно то, что в таком разговоре он будет думать не про другого, а про себя, осознанно принимать данность и свершать действия, исходя из понимания своего положения.

6


Неопределенный запрос

Не знаю, чего хочу!



Важно помочь клиенту воссоединиться со своим состоянием «Знаю, чего хочу».

«...Недавно ко мне обратилась подруга и говорит:
- Понимаю, что мне нужно что-то менять - кризис во всем! Знаю, что нужно поставить цель и лететь к ней, но проблема в том, что не могу ее сформулировать!
Позже она пришла к тому, что сформулировала не цель, а состояние, и это ей немного стало помогать»
Решения
Работа с метафорическими картами
Можно предложить собеседнику выбрать одну или несколько карточек из колоды, которые он хочет. Это создаст необходимую основу для расспроса по ландшафту действий.
Экстернализация «Хочу»
Можно сфокусироваться и исследовать «хочу» собеседника
Состояние взамен
Можно предложить человеку описать состояние, в котором он находится сейчас, когда он не знает, чего он хочет, и уточнить отношение к этому:
- Для Вас подходяще испытывать это? Если нет, то какое состояние Вы бы хотели испытывать взамен?

Если собеседник не может ответить, то предлагаем спуститься вниз по шкале от состояния к конкретному телесному ощущению:
- Как Вы себя сейчас в этом чувствуете?
- Какое бы Вы хотели ощущать желаемое состояние своего тела?
Волшебный вопрос
Можно предложить человеку представить, что он только проснулся и ощутил, что его проблема уже решена, и спросить:
- Как Вы поняли, что она решена?

Описание предпочитаемого состояния уже помогает нам продвинуться от запроса к решению.
Общение с собой в прошлом и в будущем
Можно спросить:
- Был ли когда тот возраст, где Вы знали, что хотите, и были довольны этим знанием?

Нам важно восстановить с этим состоянием связь. Можно делать это по-разному, например:

  • Написать письмо себе от себя из прошлого в будущее;
  • Найти фотографии того возраста и «пообщаться» с тем, кто на этих фотографиях;
  • Нарисовать себя в том возрасте или описать в эссе.
Деконструкция убеждений
Бывает так, что на собеседника действуют убеждения, что «нельзя хотеть» или «страшно хотеть». Важно выявить контекст этой идеи, совместно его исследовать для того, чтобы человек мог обнаружить альтернативу.

7

Запрос общими словами

Мне сложно конкретизировать...


«Человек говорит: «Хочу улучшить свое психологическое состояние!» Начинаем разбираться, что для него это значит, но он не может дать точное определение, например, отвечает: «Хочу гармонии» - а это что значит?»

Решения
Добавление конкретики через действия «здесь и сейчас»
Например, человек не знает, что он хочет конкретно, и говорит общими словами: «Мне важно достичь гармонии». Тогда можно предложить ему сейчас найти что-то в кабинете, что для него олицетворяет гармонию.

Выбор конкретного предмета помогает нам начать расспрашивание с описания этого предмета, выбирая, как драгоценности, те слова, что передают смысл понимания человеком гармонии. Далее ведем связку с ландшафтом действий жизни человека:
- Вы сказали, что испытываете теплое чувство, держа этот гармоничный предмет в руках. Когда оно еще появляется в вашей жизни?

Можно начать расспрашивать и раньше, пока человек выбирает, уточняя критерии выбора, например, когда он посмотрел на что-то, повертел в руках, но не выбрал:
- Почему Вы это не взяли? В чем выбранное Вам показалось более гармонично, чем то, что Вы оставили на полочке?
Переход к конкретике через метафорические ассоциативные карты
Можно предложить совершить выбор не предмета, а карты. Да, они абстрактные, но при этом на каждой есть конкретный рисунок. Это нас приземляет и позволяет перейти к конкретике.
От меня, Олеси Симоновой, большая благодарность всем, кто пришел на эту встречу: обсуждал, слушал, предлагал свои примеры, поддерживал хорошие решения.
Нас было больше двадцати человек, среди них Нина Александрикова, Елена Флейта, Елизавета Кучерова, Мария Пустобаева, Елена Воронцова, Анастасия Желнерович, Марианна Борисова, Ника Тихомирова, Екатерина Дулова, Александра Ширикова, Анастасия Пашина, Дарья Некрылова, Ирина Шимановская, Мария Юдина, Ольга Карпова, Алевтина Запевалова, Ксения Жукова.