Лаборатория «На стыке»

Клоунада и терапия

Филипп Жевлаков
На примере индивидуальных, парных и групповых сессий Филипп продемонстрировал, как он внедряет клоунаду в терапию и готовит к этому клиентов. Участники лаборатории тренировались умению быть в контакте с собой в первую очередь и в контакте с клиентом, когда ему плохо и он не хочет говорить. Это важный навык, которому в клоунаде уделяется много внимания.
В декабре в творческой лаборатории «На стыке» Филипп Жевлаков - психолог, нарративный практик и клоун рассказал, что такое клоунада, чем она может быть полезна в терапии и показал некоторые приемы, которые нарративные практики (и не только) могут использовать в работе и вообще в жизни.

Филипп:
Хочу уточнить, что у меня не было задачи превратить участников лаборатории в клоунов. Скорее, расскажу про то, какие инструменты помогают, как мне кажется, в терапевтическом альянсе и в формировании личности терапевта.

Часто сталкиваюсь с тем, что молодые специалисты больше опираются на методологию и технику и долго откладывают путь в консультирование, потому что думают, что у них пока недостаточно инструментов, чтобы начать консультировать.
На самом деле клоунада - это большая наука. Многие ее считают фарсом и самой низшей формой комедии, но мне она кажется самой классной.

В клоунской практике все начинается с контакта глаза в глаза. Думаю, что именно поэтому в России клоунада пока мало используется психологами – просто нашим людям немножко тяжело, или стыдно, или опасно смотреть в глаза. Первое, чему нужно научиться терапевту, чтобы использовать клоунаду в своей работе, это умению налаживать зрительный контакт.

Клоунада строится на игре, которую мы находим сами. Сегодня я покажу несколько игр, которые использую в своей работе, в том числе групповой, индивидуальной и с парами.
Игра: правила
Каждая игра – это отдельный мир, существующий по своим законам (правилам). Игра разрушается, когда нарушаются ее правила. Например, насилие разрушает правила, поэтому вставать в позицию силы всегда означает развалить игру. Например, человек выигрывает в игре на скорость за счет позиции силы, когда вместо того, чтобы бегать, ставит сопернику подножку. Это нарушение правил игры и проявление насилия.

На самом деле любое действие может являться насилием, когда оно происходит без активного согласия человека. Например, если человек говорит, что не хочет больше играть в игру, а я буду настаивать, для него насилие уже присутствует. Поэтому в клоунаде так важны добровольность, а также четкость и прозрачность правил, в том числе правило «стоп». Мы здесь опираемся на консультирование, как на игру с понятными правилами, в которой обязательно должно быть проговорено, что есть правило «стоп» и человек в любой момент может о себе позаботиться.
Вопрос от участника:
- Но ведь помимо игр с правилами есть ролевые игры, где просто розданы роли. Суть игры в том, чтобы эти роли максимально отыгрывать. Это основа психодрамы, по-моему. Что ты об этом думаешь?
Филипп:
- Роли – это как вариант правил. Когда ты переключаешься на реализм и начнешь отыгрывать себя в ролевой игре, ты уже нарушаешь правила и тем самым разрушаешь игру. То есть правила – это про то, как не сломать игру.
ИГРА: ВЫИГРЫШ

Это второй компонент игры.
Что будет выигрышем, зависит от того, кто играет.

Дети и взрослые очень по-разному играют в игры. Когда начинаешь клоунаду со взрослыми, они прямо нацелены на то, чтобы победить. У детей другая установка – на процесс. Для ребенка или подростка выигрыш означает, что игра продолжается: он в нее играет и она ему нравится. Победа для них, скорее, второстепенная история. По моим наблюдениям, если ребенку хочется продолжать игру – тогда она суперработающая. Но когда идет работа со взрослыми, тоже неплохо получать удовольствие от процесса.

Для меня самого и в терапии, и в клоунаде выигрышем является фиксация с потоком – туда ли мы идём, куда хотим идти, приводит ли это к нужному результату. Но победить здесь для меня не главное. Если приходит человек, который спрашивает, через сколько времени он изменится, я у него интересуюсь, а через сколько он хочет, чтобы произошли изменения, и что будет маркером того, что все идет так, как надо. Здесь мы часто используем геймификацию, например, фишечку Монополии и других настольных игр - рисуем некую карту, в которой можно выбрать, что будет для человека победой.
Игра «Салочки глазами»
Игра подходит для первого занятия с группой и позволяет быстро познакомиться ее участникам между собой, а также немного потренироваться в навыке зрительного контакта.
Можно усложнить игру. Например, водящий должен не только выцепить кого-то взглядом и правильно назвать его имя, но подойти и «отсалить» его рукой. Второй игрок может спастись, если успеет, пока его не «отсалили», правильно назвать имя любого другого игрока. Тогда он становится ведущим и направляется «салить» уже этого третьего. Те, кого «салят», выбывают.
Правила игры:

1. Участники встают в круг и по очереди называют свои имена.
2. Выбирается водящий игрок (по жребию или как-то еще).
3. Водящий внимательно смотрит на остальных игроков, устанавливает контакт глаза в глаза с одним из них и называет его имя (можно дополнить жестом рукой, если вдруг в группе есть люди с плохим зрением).
4. Если имя названо неправильно, водящий игрок выбывает из игры (выходит из круга), если правильно, то продолжает играть. Но в любом случае новым водящим становится игрок, на которого было указано.
5. Дальше повторяются пп.3 и 4.

Правила вроде бы не сложные, но мозги ломаются! Как раз напряжение в игре (как и вообще в клоунаде) помогает снизить напряжение в реальной жизни.
ЭФФЕКТИВНОСТЬ
ТЕРАПИИ


Ты можешь делать что угодно, если точно знаешь, зачем ты это делаешь.
Владимир Мохов
Нарративный практик Хью Фокс пишет, что в терапии важно слушание историй и уважительное отношение к ним:

«Работа с внешними свидетелями … помогает признать заявление об идентичности как нечто истинное и поделиться историями о том, что для нас важно в жизни. Таким образом люди, с которыми мы работаем, начинают воспринимать себя и свою предпочитаемую идентичность как часть некоторого сообщества признания».

Для меня клоунада примерно про это: она позволяет находиться в контакте с человеком и дает мне уверенность в том, что я все делаю правильно и не наношу вред. Более того, с помощью клоунады можно усиливать КПД работы терапевта.

Согласно исследованию Скотта Миллера, эффективность терапии зависит от терапевтических и клиентских факторов.
Терапевтические факторы успеха терапии:
  • Рабочий альянс – 5-8%;
  • Модель и техника – 1%;
  • Ожидания, плацебо и эффект лояльности – 4%;
  • Сам терапевт (образ, личность) – 4-9%
Клиентские факторы – 79-86% (мне очень жаль):
  • Ресурсы и сильные стороны,
  • Готовность к изменениям,
  • Жизненные события,
  • Социально-экономическая ситуация.
Здесь рабочий альянс (5-8%) и личность терапевта (4-9%) - самые важные факторы успешной работы с клиентом, на которые мы можем влиять, в том числе с помощью клоунады.
3 КИТА КЛОУНАДЫ:

Наивность;
Удовольствие;
Честность.

Клоунада – это иммерсивный театр, где зритель – полноправный участник происходящего. Этот театр без зрителя невозможен, то есть в клоунаде опора не на номер, костюм или грим, а на человека. Важно уметь угадать, что зритель хочет, и найти подходящую игру, причем все делать с открытыми глазами.
Игра «Театр»
Это аналог детской игры «Холодно-горячо», только здесь водящий должен по реакции остальных игроков не найти не спрятанный предмет, а сыграть загаданную роль в определенном пространстве.


Можно немножко поменять правила игры, например, не хлопать в ладоши, а выражать восхищение голосом: «Ух ты! Вот это да!».
Правила игры:

1. Выбирается Актер (водящий) и выходит из комнаты.
2. Остальные участники (зрители) загадывают действие, которое Актер должен выполнить в определенном месте, например, принять позу йога в центре комнаты или подойти к доске и взять в руки фломастер.
3. Актер входит в комнату и пытается угадать, что ему нужно сделать, а зрители поддерживают его аплодисментами, когда он движется в правильном направлении.

Клоунада
и
нарративная практика
Клоунада строится на смехе и мини-напряжении. Традиционное театральное искусство (МХАТ и пр.) строится по принципу, что человека кидают в стремную историю и он либо всплывает, либо нет. Клоунада продвигает человека маленькими шагами, что, мне кажется, очень близко духу нарративной практики.
Когда мы напрягаемся, смех действует как обезболивающее. На видео с Ютуба парень разбегается и прыгает в замерзший бассейн, ударяется об лед и не начинает из-за этого плакать, а смеется. Так он выдерживает боль. Смех насыщает мозг кислородом и выделяется эндорфин (гормон радости) – это научно доказано.

С 1986 года в США с детьми в больницах работают больничные клоуны. Советую посмотреть фильм про больничную клоунаду «Целитель Адамс».
Казалось бы, когда человеку больно, зачем с ним шутить и смеяться? Но, во-первых, ему больно и в тот момент, когда вы с ним не шутите, во-вторых, он имеет право отказаться и не вступать в игру, если не хочет в нее играть.

Когда мы в группе отрабатываем навык контакта, это супер лайтовые условия - тебе хлопают и говорят: «Да, ты делаешь то, что мы загадали» - другими словами, ты делаешь то, что я хочу, чтобы ты сделал. Высший пилотаж клоунады - когда приходит зритель, который не хлопает и не говорит словами, что он хочет, а ты умеешь это угадывать.

Клоунада отключает голову, но включает постоянную смену действий: ты пробуешь одно – нет никакой реакции, пробуешь другое. Клоун не должен думать и просчитывать, потому что это, наоборот, «затупка». Еще один принцип, которому меня учит клоунада - как на консультациях выходить из ситуаций, когда я не знаю, какой вопрос задать или как сейчас помочь человеку. Если у меня подобная «затупка», то теряется контакт - я больше думаю про то, что сейчас спросить, куда дальше идти. Поэтому для меня это история про какую-то смену действий, а также про прозрачность и честность.

Когда ты стоишь на сцене или консультируешь в кабинете, ты являешься хозяином пространства, но протагонист* здесь – зритель или клиент. Ты заботишься о нём в этот момент, выстраивая безопасное пространство и озвучивая, что он здесь получит помощь, будет услышан и признан.
* Протагонист (греч. πρώτος «первый» + αγωνίζομαι «состязаюсь») - главный герой, центральное действующее лицо.
В клоунаде учат тому, чтобы жить в напряжении и выходить из него немножко победителем. Когда ты ошибаешься и испытываешь затруднение, ты его разделяешь с собой (трудность – это трудность, а я – это я) и как-то с ней справляешься. В нарративной практике аналог такого подхода - разделение проблемы и человека (экстернализация). Для меня это полностью совпало.

Например, было так, что тренер нас созывает на упражнение, все встали, а один человек копошится. Тренер спрашивает: «Кто протагонист?» и все смотрят на копушу. Тренер говорит: «Поклонись, поблагодари за внимание и скажи, сколько тебе нужно времени - ты жив-здоров, все хорошо». Вместо того, чтобы паниковать и судорожно собираться, человек выдерживает это внимание, возвращается в группу и так учится существовать комфортно в напряжении.

Расскажу, как я на сессии применил историю про протагониста, как метафору.
Случай из практики
У меня есть клиент, для которого, когда он что-то делает и это никто не фиксирует, это незначимая деятельность. Он может ее любить, она может быть суперкомфортной, но, если это никто не зафиксировал, это обесценивается. Вторая его история - этот человек иногда терял сознание в метро. Каждый раз, спускаясь в метро, он начинал тревожиться, что вот-вот потеряет сознание. Для него это было тем более мучительно, потому что в этот момент он как бы не существует и сам не фиксирует, что другие фиксируют!
Тогда я спросил:
- Сколько людей на тебя смотрит, когда ты просто едешь в метро?
- Ну, человека три. И то это не фиксация меня, а просто мимолетный взгляд.
- А кто здесь протагонист, когда ты теряешь сознание в метро?
- Наверное, я.

Когда мы коснулись темы протагониста, случился какой-то щелчок, человек сказал, что весь вагон начинает за него переживать, что хоть он и не в сознании, но все его видят, беспокоятся за него, не бросают и как-то помогают. Удивительно, но с тех пор человек не теряет сознание в метро и даже не переживает, что это может случиться. Непонятно, это эффект плацебо, что скорее всего, или просто идея протагониста хорошо легла в его историю про то, как удерживать внимание.
На самом деле все три кита клоунады – честность, наивность и удовольствие, находят отклик в нарративной практике. Нарративная практика и вообще консультирование – это интервью, где важна экспертность в области задавании вопросов и умение быть в контакте. Мне очень нравится формат Юрия Дудя, потому что он как раз задает честные и наивные вопросы, и получает удовольствие от процесса диалога.

Я заметил, что когда я больше в контакте, то лучше улавливаю слова клиента, говорю на его языке и не вношу своих смыслов. На консультациях я стараюсь не отвлекаться на листочек бумаги. Можно ставить крестики, и это будет такой же фиксацией информации, как если бы записывать полностью фразу.

Когда мы играем в игру в клоунаде, мы даем своему подростку или ребенку выйти наружу. Когда дети играют, они не очень переживают про то, как они выглядят, во что одеты, лохматые ли волосы. У взрослого много переживалок: «Как я выгляжу? А вдруг я облажась? Что делать, если я проиграю!? Я красный! Я не красный, я запинаюсь, я заикаюсь…» Включается очень много голосов, которые берут над нами верх.

Клоунада как раз позволяет отключить голову и позволить себе войти в игру, практиковать игривость. Наивность здесь в том, что, включаясь в игру, ты полностью доверяешь ее правилам и получаешь от игры удовольствие. В любой игре – будь то ролевая или настольная, можно найти свою игру, а дальше уже получать от нее удовольствие.

В консультировании можно получать удовольствие от диалога. Наивность здесь в вопросах – я задаю вопросы искренне, и переспрашиваю, если не понимаю, что ответил человек. Я не боюсь показаться наивным и продолжаю расспросы: а почему? Вроде бы дурацкий вопрос, который может вызвать раздражение, но если вы спрашиваете искренне, то человек чувствует, что вам интересна его история.

В противном случае, когда вы задаете вопрос, например, потому что так положено по карте, у вас совсем другая интонация. Когда клоуну или терапевту скучно и неинтересно, человек это точно видит. Скорее всего, он уйдет и больше не вернется.
Игра на ритм
«Бах-бабах»
Упражнение подходит для тех, кто ведет группы или парные консультации, кому не столь важен контакт с участниками группы, сколько контакт с напарником - со-настройка и понимание его сегодняшних сильных качеств, насколько он ресурсен. Если среди ведущих есть рассинхрон, это чувствует группа. Когда вы боитесь, группа боится, когда вам стыдно - группе стыдно. Это фантастический феномен, и я не знаю, как он работает.


В упражнении на ритм мы тренируем контакт и пытаемся его не терять. Идея в том, что наличие этого опыта поможет вам лучше вести группы, потому что вы научитесь входить в контакт и со своей аудиторией, и с ко-терапевтом, а также поймете, где и у кого ритм просаживается.
Правила игры:
1. Участники встают в круг и задается ритм. Он может быть любым, но постоянным.
2. Водящий ловит контакт глазами с любым игроком и передает ему сигнал (например, хлопок в ладоши и/или жест рукой). Этот второй участник должен понять, что ему послан сигнал, и передать его дальше по цепочке, не нарушая ритм и контакт глазами. В противном случае он выбывает из игры.


Более сложные варианты:
2a. Во время передачи сигнала водящий может сказать слово «Бах!», и тогда участник, которому передан сигнал, должен присесть, и только потом передать сигнал дальше.
2b. Когда участник, которому был адресован «Бах», присаживается, игроки справа и слева от него на счет 1, 2, 3 говорят: «Бабах!», и показывают рукой друг на друга. После этого человек в центре встает и у него снова есть 2 варианта: просто кому-то передать сигнал или дополнить это словом «Бах»

Выбывает тот, кто нарушает правила, например, не присел после слова «Бах», или просто выбился из ритма. За этим наблюдает модератор, но группа тоже влияет на игру. Участники замечают нарушение правил и требуют справедливости, если модератор чего-то не заметил - правила для всех одинаковые.

На самом деле вариаций игры много: она может быть подвижной, когда все передвигаются, и это создает еще больше напряжения. Первые игры более медленные, понятные, менее напряженные. Но главное, в любом варианте игры можно смеяться, а смех – это социальный акт, к которому легко присоединиться, и к нему хочется присоединяться.
Как проходят занятия по клоунаде
Все начинается с контакта глазами. Мы просто смотрим друг на друга, встречаемся взглядом, подмигиваем. Так мы разминаемся и создаем комфортную обстановку. Дальше играем в разные игры, чтобы создавалось напряжение, человек начинал проявлять свои эмоции, голова отключалась, «ломалась» и он больше физически чувствовал свое тело.

В начале занятий есть очень много социального, как я это называю – это беспокойство, как я выгляжу, во что одет, правильно ли играю, понравлюсь ли этой девчонке. Это постепенно снижается, и человек понимает, что он имеет право ошибаться и посмеяться над этим – потому что все лажают, и тренер в том числе – все мы человеки! Когда уровень социального снижается до минимума, человек уже чувствует себя ребенком или подростком, и к группе присоединиться ему намного легче.

Точно также человеку проще включиться в терапевтическую работу, если он видит, что терапевт – тоже человек, и он может ошибаться. Когда я «туплю» на сессии, то прямо это выражаю. Никогда не замечал, чтобы мне говорили» «Вы отвратительный терапевт и мне не подходите»

Если я ошибся и много думаю про то, как сделать так, чтобы человек это не заметил, контакт рушится. Понимаю, что это как спрятаться за стулом и сделать вид, что меня здесь нет. Поэтому я обычно говорю, как себя чувствую: «Мне кажется, что на меня наступил динозавр» - «Ничего страшного – вы же человек! Я вас понимаю» и это как-то снимает напряжение. У меня повышается эндорфин и кислород в голове, мне легче, и я продолжаю работу. Если я не знаю, какой вопрос задать, я прямо спрашиваю: «Не знаю, что спросить – что бы вы хотели, чтобы я вас спросить?» и это продолжение контакта.
Вопрос от участника:
- Где граница допустимости и как ты определяешь – приемлема эта игра или нет, подходит или нет?
Филипп:
- Еще раз напоминаю, что у нас есть правила. Я делаю подводку, что сейчас будет игра. Клиенту важно понимать, по каким принципам мы работаем, чего ему ждать, зачем я сейчас это делаю. Понятно, что поведенческие способы, которые для клоуна привычны и понятны, для человека могут оказаться неприемлемыми. Но в клоунаде нет активных техник. Я просто вижу, слышу, пытаюсь по максимуму быть честным, прозрачным и наивным, слушать историю и ничего из нее не упускать. Человек на меня может не смотреть, но я должен видеть, что с ним происходит.
Парные игры и упражнения
Игра «Не в ту сторону»
Это простая игра не на победу, а, скорее, на получение удовольствия. Лучше играть под заданный ритм, но можно и без него.

Правила:
  • Два игрока стоят друг к другу лицом, смотрят друг другу в глаза и одновременно хлопают себя по коленкам двумя руками.
  • После удара руки могут двигаться в трех направлениях – влево, вправо, вверх. Если направление рук игроков совпадает, они хлопают друг друга ладонями.
  • Задача игры – чтобы направление движения рук игроков не совпадало.
Игра «Представьте, что вы – космонавт»
Упражнение из курса Педро Фабиау.
Участница лаборатории: Когда 20 минут смотришь в глаза другому человеку и слышишь этот абсурд про лицо, начинаешь его воспринимать уже по-другому. Кажется, что ты выучил это лицо наизусть, ты его воспринимаешь, как свое! После этого упражнения я вдруг поняла, что, несмотря на то, что у меня очень большая практика работы психологом и социальным работником, такой длительный контакт для меня невыносим.
Правила игры:

Два участника стоят напротив друг друга;
Ведущий говорит: «Представьте, что вы – космонавт, прилетели на неизвестную планету и перед вами появляется человек в скафандре. Он снимает скафандр, и вы видите его лицо. Он приводит вас в город, где все люди с этим лицом: старушка на скамейке, продавец в магазине, президент на плакате, портрет на банкнотах и т.д.».

Задача: внимательно всматриваться в лицо другого человека и представлять все то, о чем говорит тренер.
В исследованиях лаборатории Роберта Левинсона использовано похожее упражнение для работы с парами на грани развода. Левинсон усаживал людей друг напротив друга, подсоединял к ним часть полиграфа, отслеживающую изменение дыхания, просил смотреть друг другу в глаза, говорил: «У вас и так все плохо, поэтому буду задавать не очень приятные вопросы» и начинал расспрашивать про самое больное. Например, пару, которая ссорилась из-за денег, спрашивал про финансы.

Эти вопросы создавали напряжение - по графику было видно, как у людей сбивается дыхание, но он просил продолжать зрительный контакт. Человек смотрит, пытается отвечать на вопрос честно, но его напряжение разрывает, и он начинает смеяться. Жена тоже в ответ начинает смеяться. Удивительным образом все эти острые вопросы начинали сглаживаться. Люди пришли с тем, что им надо развестись, потому что их разногласия непреодолимы, но в конце уже видели решение своих проблем, у них появлялась надежда и сила. По графику было видно, как дыхание сбивалось уже из-за смеха.

Пары жили в состоянии напряжения, где они не улыбались друг другу и не смеялись, что гештальтисты называют закостенением. С позиции внешнего наблюдателя они начинают видеть новые необычные черты у своего партнера.
Случай из практики
Ко мне пришла пара с просьбой спасти отношения. По их рассказам парень вел себя не всегда адекватно - мог толкнуть или начать злиться без причины. Через какое-то время стало понятно, что у него был единственный контейнер - семья, куда он сливал все – и хорошее, и плохое. У него не было никаких увлечений, и это было одно направление, куда мы двигались. Я дал им упражнение Педро: «Представьте, что вы – космонавт», и они начали смяться. В результате пара не распалась. Их запрос «Спасите нас» был недолго - одну сессию. Мне показалось, что они были готовы к упражнению, я его дал.

Нет никакой методики, как проводить клоунаду – все на откуп вашей фантазии. Важно увидеть, что что-то не работает и быстро поменять. Я переживал, что услышу: «Не хочу видеть этого человека президентом и его лицо на купюрах!». Такое тоже могло быть, но этого не случилось, упражнение дало положительный эффект – напряжение ушло в смех.
В гештальт-терапии есть похожее упражнение, когда мы смотрим и пытаемся увидеть в человеке то, чего не видели до этого. Но оно более серьезное, а мне кажется, упражнение Педро более эффективно именно за счет смеха. Этот вопрос я пока исследую.

Опять же напоминаю, что у меня нет задачи быть клоуном на терапии. Задача в том, чтобы всегда быть в контакте и уметь увидеть, что работает, что не работает, чем я могу нанести вред и вовремя сменить направление.

Конкретно данная пара дальше двинулась в направлении того, чем им в жизни заниматься еще, помимо друг друга. Девушка пошла на йогу, парень тоже выбрал себе хобби. Там было много всего, упражнение Педро только один из методов, который я применил. Но главный и первый запрос был решен, правда, не знаю, с помощью чего: плацебо, альянса или смеха?
Случай из практики
Еще один случай терапии, тоже связанный с игрой. Клиентка мне рассказала, что есть человек, который не очень приятен, но она его терпит и никак не воздействует на него. Я пытался спрашивать глубже, но она не хотела это обсуждать. Тогда я предложил поиграть в игру. Она заключалась в том, что мы с девушкой ходим по кругу, причем она в роли протагониста. Ее задача - чтобы мы останавливались одновременно.
Мы начали упражнение. Девушка идет, не глядя на меня, останавливается, а я продолжаю идти. Девушка возмущена:
– Почему ты не остановился?!

Пожимаю плечами, идем дальше. Про себя думаю, что есть супер много способов остановиться одновременно! Она снова останавливается, а я продолжаю идти.
– Что происходит?
– Ты же главный герой - Как мне понять, что надо остановиться?
- Считай до 3!
Я снова не остановился, сказал, что затупил - думал, что до 5.

В конце был инсайт, когда клиентка сказала: «Я никак не воздействую на человека, ничего для этого не делаю, и у меня даже нет идеи что-то делать!» Так легко и быстро простое упражнение помогло выйти на новую мысль. Она спросила, как ей лучше поговорить с этим человеком. Я рассказал про Я-высказывания (МНЕ некомфортно, что Я могу дать сейчас и пр.).

Потом я узнал, что воздействие случилось: девушка встретилась с человеком, они поговорили. Друзьями они не стали, они остались хорошими знакомыми, которым комфортно друг с другом, и нет опасности, что была раньше.
Отклики