Терапевтические письма

Нина Александрикова

Терапевтические письма-имеют большой поддерживающий потенциал. Но их написание и использование в практике может быть сопряжено с различными трудностями. Именно о трудностях в практиках применения терапевтических писем мне хотелось бы поразмышлять в этой статье.

Надеюсь, что эти размышления могут стать подспорьем для тех, кто решится использовать в своей практике такой инструмент как терапевтические письма.
В статье описываются мои размышления и вопросы, которые основаны на опыте применения терапевтических писем в нарративных беседах и некоторые идеи, которые прозвучали в статьях о нарративной практике, подготовленных Дарьей Кутузовой:
В своей статье «Терапевтические письма как практики отзывчивости» Натан Р. Пайл пишет, что написание терапевтических писем служит двум целям:

1. Привлечение пристального внимания к истории клиента и приглашение поразмышлять о ней;

2. Предоставление специалисту возможности поделиться своим откликом на историю клиента.

Действительно, терапевтическое письмо может стать неким пропуском собеседника в жизнь терапевта, ведь оно содержит личный отклик на историю, прозвучавшую в ходе нарративной беседы. Решаясь написать терапевтическое письмо, нарративный практик всегда вступает на территорию уязвимости, большей доступности и доверия.

Вместе с письмом терапия как бы выходит за пределы кабинета, и оказывается, что человеческие отношения могут быть более важными, чем отношения терапевтические.
Терапевтические письма способствуют установлению близости и укреплению контакта нарративного практика и собеседника.

Но, несмотря на в целом положительные отзывы на получение терапевтических писем, случаются ситуации, когда письма кажутся клиентам сложными и не всегда понятными. От этой сложности и непонятности могут пострадать и терапевтические отношения. Именно о сложностях и запутанностях, которые могут возникнуть в практиках использования терапевтических писем, мне и хотелось бы поразмышлять.

Собеседник говорит о том, что терапевтическое письмо оказалось сложным и запутанным - что можно сделать?

В ответе на этот вопрос, я опиралась на два направления:

  • С одной стороны - это работа с текстом письма.
  • С другой, предложение собеседнику обсудить возникшие сложности, уделив этому отдельное время в ходе беседы.

Что можно сделать самостоятельно, перечитывая текст своего письма?
Я уделяла внимание нескольким аспектам:
Сердечность
  • Было ли написано письмо искренне и просто?
  • Не было ли в письме специальных терминов, профессиональных выражений?
  • Не могли ли эти термины или выражения способствовать подчеркиванию экспертной позиции и создавать дополнительную дистанцию между практиком и собеседником?
Резонанс
Оговорюсь, что под резонансом я понимаю совпадение, которое может связать опыт одного человека с опытом другого. Резонанс - это не эмпатия и не сочувствие, а скорее площадка, опыт, от которого можно оттолкнуться для последующего обдумывания своей истории. Поэтому, говоря о резонансе в терапевтическом письме, я размышляла над такими вопросами:

  • Какой мой опыт срезонировал со словами, высказываниями и опытом собеседника?
  • Как я могла бы откликнуться на этот опыт из позиции сотрудничества, из точки взаимности?
  • Способствовал ли мой отклик установлению более доверительных отношений?
Признание ценности опыта собеседника
Здесь мне было интересно поисследовать такие вопросы:

  • Не прозвучало ли в письме оценок и советов?
  • Не закрались ли в письмо сравнения, похвалы или назидания?
  • Может быть, в письме содержалось косвенное решение проблемы?
  • Если кто-то из этих лазутчиков просочился в терапевтическое письмо, то можно подумать о том, как им это удалось? И что можно предпринять в ответ на их вторжение?
Вопросы
  • Не было ли в письме вопросов, направленных на подтверждение каких-либо гипотез? Обычно такие вопросы толкают собеседника на какую-то мысль или тянут в какую-либо историю.

  • Не были ли вопросы, заданные в письме, цепочкой, по которой должен был пройти собеседник, чтобы оказаться около какого-то знания?

  • Способствовали ли вопросы обдумыванию прошедшей беседы и расширению, уплотнению прозвучавшей на сессии истории?
Что можно сделать со сложностью, запутанностью и непонятностью терапевтического письма в обсуждении с собеседником?

Первое, что напрашивается - это обсудить возникшие сложности, если собеседник согласен и готов уделить обсуждению некоторое время. В моей практике такие обсуждения касались двух направлений:
Обсуждение практик доверия и взаимности между терапевтом и собеседником, направленное на укрепление их взаимоотношений.

В ходе обсуждения мне было важно обсудить:
  • Какие отношения с терапевтом собеседник считает предпочитаемыми?
  • Может быть, в терапевтическом письме содержалось что-то, что собеседник мог бы назвать препятствием в создании предпочитаемой истории отношений?
  • Как можно было бы переделать письмо, чтобы отношения стали понятнее и проще?
  • Какой важной ценности в терапевтических отношениях, по мнению собеседника, не нашлось места в терапевтическом письме?

Отвечая на эти вопросы, собеседник чувствует, что его мнение важно, что его видят и уважают. Расспрашивание в таком ключе может стать отправной точкой для собеседника, из которой он в большей степени сможет опираться на свое мнение, знание и опыт, нежели на экспертное мнение терапевта.
Второе русло обсуждения сложного и непонятного письма может касаться непосредственно истории собеседника, отраженной в письме.

В таком обсуждении можно использовать идеи "миснейминга" и больше обращать внимание на ценности, мечты и надежды собеседника, касающиеся его предпочитаемой истории.

Целью расспрашивания в этом направлении может стать укрепление, расширение и уплотнение предпочитаемой истории и поиск уникальных эпизодов или ценностей, которые не были отражены в письме:

  • Как ты думаешь, какие ценные и важные стороны твоей истории не были упомянуты в письме?
  • Или что было отражено, но неправильно?
  • Как бы ты мог назвать эти стороны?
  • Почему для тебя было важно, чтобы я о них написала?
  • В какую сторону тогда могло бы измениться письмо?
  • Чтобы стало для тебя возможным?