Творческая лаборатория «На стыке»:
психосинтез и нарративная практика

Медитация «Магазин»


19 июля 2018 года состоялась четвёртая очная встреча творческой лаборатории «На стыке», посвящённая одной из техник психосинтеза. Ведущая встречи Кристина Николаева рассказала о своём опыте встраивания медитации «Магазин» в нарративную работу, а потом провела её в групповом формате. После медитации участники поделились своими ощущениями, и завязалась оживлённая дискуссия о нюансах и возможностях этой методики.
Кристина Николаева
Практикующий психолог, сочетающий в своей работе нарративный подход, психосинтез и телесные практики.


«Мне важно интегрировать разные подходы в своей практике. Медитации я начала использовать после обучения психосинтезу. Мне кажется, это классное пространство для открывающихся возможностей дальнейшей работы».
    На нашу встречу пришли люди с разным уровнем знаний о медитациях и их использовании – одни давно и успешно применяют их на практике, у других людей представление об этом методе достаточно расплывчатое, а некоторые его и вовсе боятся!
    Олеся Симонова:
    Медитации использую после обучения эриксоновскому гипнозу (2013-14 гг.) Мне нравится, как нам сказал когда-то Гинзбург: «Когда вы работаете в эриксоновском гипнозе, вы не директивны. Вы говорите слова, которые по-разному отражаются в сознании людей».

    Действительно, иногда в трансе я вообще не слышу не только слова, но и предложения. А если слышу, то порой отлично от того, что слышат мои соседи по группе.

    Чаще я медитации даю группе. Это помогает в случае, когда нужно вовлечь достаточно большую группу, а я не могу поговорить с каждым по отдельности. Но и в индивидуальной работе тоже случается использовать эту технику. Например, у меня есть одна клиентка, которая сама говорит: «Олеся, а сейчас мне нужна медитация!». Возможно, потому что Гинзбург был ее терапевтом до меня, она в курсе, что порой важно не говорить, а получить ресурс через погружение в трансовое состояние.
    Ирина Мороз:
    Я не знаю, что вы называете медитацией. Разные люди называют этим словом очень разные штуки. Если говорить о введении клиента в лёгкое трансовое состояние, то да, я это использую. Но это не про нарративную практику, а, скорее, про работу с быстрыми движениями глаз, когда необходимо создавать безопасное пространство, и это делается в лёгком трансе. Сама десенсибилизация состояния тоже делается в лёгком трансе.
    Олег Кузин:
    Я тоже думаю, что у каждого человека своё понимание медитации. Я достаточно свободно владею тибетской версией и майндфулнесс. В нарративной практике это отлично работает. Другие медитации я не знаю, буду рад познакомиться!
    Анастасия Замотина:
    В своей практике медитации не использую, потому что у меня нет практики. Попробовала несколько раз эриксоновские медитации, мне понравилось – классная штука! Я пришла сюда, чтобы научиться этому.
    Тая Кудрявцева:
    Очень расплывчато понимаю, что такое медитация, поэтому в практике и в жизни её не использую.
    Марианна Борисова:
    Мне показывали на занятиях, что такое транс, но я боюсь транса. Я не использую медитации, мне самой страшно потерять контроль, поэтому не даю их никому.
    Что такое медитация
    Существуют разные определения слова медитация, например, длительное сосредоточенное размышление на конкретном объекте. Бывают медитации без фокусировки внимания – это духовные практики. Но в контексте терапии это слово вообще про другое.
    В некоторой степени мне откликается определение Иры: медитация как введение в лёгкое трансовое состояние. Но для меня ближе всё-таки понимание медитации с точки зрения психосинтеза.


    Согласно одной из главных метафор психосинтеза внутренний мир человека рассматривается в виде реального ландшафта, где есть поля, луга, леса, источники.

    Для меня медитация - это путешествие по внутренним ландшафтам человека, что здорово перекликается с нарративной практикой тоже.

    В своей работе я ориентируюсь именно на такое понимание.
    Особенности медитаций в психосинтезе и нарративной практике
    Психосинтез – это одно из направлений трансперсональной психологии, целью которой является исследование внутреннего мира человека на разных уровнях и выделение его элементов.
    В психосинтезе эти персонализированные элементы называются субличностями и могут представлять собой социальные роли человека (например, мать, жена), его качества, потребности, навыки и пр. Ключевая фишка психосинтеза – как раз работа с субличностями, ведение диалога с ними. Это один из блоков работы.
    Второй блок – это исследование внутреннего мира человека как реального природного ландшафта.

    Отсюда выросла большая область психосинтеза – работа с образами, символами и метафорами. В нарративной практике мы тоже с ними работаем, хотя и немножко по-другому.

    Поэтому для меня акцент в использовании медитаций не на трансе, а именно на бережном сопровождении человека по его внутренним дорожкам и ландшафтам.

    Поэтому важно, чтобы перед медитацией оба – и терапевт, и человек, который пришёл на консультацию – были в ясном сознании и состоянии, оба должны быть заземлены и чувствовать опору под ногами. В этом мне помогает телесная работа.

    Олеся Симонова
    Мне кажется, это очень похоже на символдраму. Там тоже есть работа с образами и путешествия по символическим внутренним ландшафтам. Но, если я правильно понимаю, в психосинтезе меньше заданных сюжетов, в отличие от символдрамы, где они прямо прописываются.
    В психосинтезе есть медитации путешествий на разные ландшафты. Например, есть медитация «Луг», которая состоит из двух предложений:
    Я приглашаю вас в путешествие. Представьте, что вы на лугу.

    Дальше работа идёт в достаточно свободной форме, но при этом важно помнить, что основная задача терапевта – это сопровождение плюс внимательное и бережное отношение к человеку и происходящим процессам.

    Мария Великанова

    Получается, что это просто возвращение к истокам. Игнатий Лойола проводил молитвы-медитации, предлагая визуализировать образы из Священного писания.
    У меня есть ощущение, что у Игнатия Лойолы медитации – это более словесные формулы и сосредоточение на смыслах, а не метафорах и образах. Это немножко разные штуки, которые по-разному переживаются практикующими.

    Ирина Мороз
    Медитация «Магазин»
    Сегодня я расскажу о медитации, которая имеет достаточно чётко прописанную структуру.
    Сразу хочу сказать, что я ориентируюсь на текст, собранный из разных мест, но источником считаю медитацию «Магазин» Колошиной Татьяны Юрьевны. Это клинический психолог, телесный терапевт, специалист в психосинтезе и арт-методах. Я обучалась у Владимира Мохова, который в своё время учился у неё.
    Я стараюсь не особо изменять текст медитации, но иногда добавляю немного и от себя.

    Часто к нам на консультации приходят люди, которые не понимают, куда двигаться дальше, не знают, что им может помочь и поддержать, чего им сейчас не хватает в жизни. Эта медитация служит символическим обращением к бессознательному. С её помощью у человека могут появиться ориентиры и опоры, которые помогают в дальнейшем исследовании и выстраивании предпочитаемого пути.

    По итогам медитации мы получаем символ. У терапевта нет задачи его интерпретировать, потому что интерпретация – это уже перевод символа в знак. Скорее, наша задача - помочь человеку раскрыть смысл этого символа: что он значит для его жизни в его понимании.

    Для меня это близко с нарративной практикой, потому что мы смотрим на то, какой смысл и ценность вкладывает в это сам человек.

    Упражнение

    Подготовка (телесная настройка)

    Сядьте поудобнее. Можно поискать устойчивое и комфортное положение, поёрзав на стуле, как это обычно делают дети, или поперекатываться с одного бедра на другое. Попробуйте ощутить свой центр: положите руки на живот или чуть ниже и сконцентрируйте там своё внимание.

    Очень важный момент – быть в реальности, чтобы «не улетать». Можно потопать одновременно двумя ногами или каждой поочерёдно, пробуя разные темп и силу. Можно хлопать себя по коленкам, давить на стопы. Это можно делать в парах, если это группа, или самому, чтобы почувствовать землю и опору под ногами.

    Послушайте своё дыхание: сделайте глубокий вдох и медленный выдох… вдох и выдох… Немножко побудьте в этом состоянии.

    Можете прикрыть глаза, продолжая концентрироваться на дыхании.

    Вам удобно? Вы ощущаете опору под ногами – вы здесь? Тогда приглашаю вас немного попутешествовать.

    Медитация

    Представьте, что вы оказались в небольшом городке. Раннее утро. Солнце приятно греет. Нигде нет людей, ещё слишком рано. Вы не спеша идёте по городу, глядите по сторонам, до вас доносятся разные звуки, вы ощущаете запахи, чувствуете дуновение ветерка...

    Постепенно солнце поднимается выше. Наступает день, становится ещё теплее. Появляются люди на улицах. Каждый идёт по своим делам. Осмотритесь - что вы видите сейчас, какие деревья, дома окружают вас? Обращайте внимание на детали. Вы можете почувствовать приятную усталость в ногах, но она вам нисколько не мешает, ведь вы просто неспешно идёте, исследуя улочки города.

    Потихоньку смеркается. Солнце чуть ниже садится. На улицах появляется ещё больше людей: одни куда-то спешат, другие останавливаются и присаживаются отдохнуть. Вы тоже можете присесть, если это вам нужно. Посмотрите по сторонам. Побудьте немножко в этом состоянии, почувствуйте ветерок, запахи. Прислушайтесь - может быть, птички поют или вдалеке шумят машины.

    Вы встаёте и идёте дальше. Вот вы заворачиваете на очень симпатичную улочку с красивыми домами, на одном из которых висит вывеска «Магазин». А ниже ещё одна странная надпись «У нас есть всё».


      Вы заходите внутрь и понимаете, что действительно здесь есть всё, что вы захотите. В магазине никого нет, кроме вас. Вы можете ходить от витрины к витрине, рассматривать внимательно все предметы, которые там есть, трогать их руками. Не торопитесь, осмотритесь.

      Если ваш взгляд остановится на чём-то, что вам откликается, вы можете взять эту вещь, выйти из магазина и возвращаться к нам.


      Обсуждение
      После медитации я обычно прошу человека нарисовать свою находку. Часто люди не хотят рисовать, тогда можно предложить написать название или просто найти какое-то похожее изображение.


      Для дальнейшей работы я использую список вопросов – одни я придумала сама, другие нам давали на обучении. Человек может отвечать на те вопросы, которые ему откликаются.

      Вопросы:

      1. Что это за предмет? Его название. Знаком ли он тебе? Опиши его, пожалуйста.

      2. Для чего этот предмет? Его функции, предназначение.

      3. Какие его уникальные качества?

      4. Про что этот предмет для тебя сейчас? Знаешь ли ты, для чего он тебе может быть нужен?

      5. Что меняется (и меняется ли) в твоей жизни от того, что он есть?

      6. В каких ситуациях ты хочешь к нему обращаться? Как ты можешь это делать?

      7. Чем этот предмет для тебя ценен?

      8. Если бы этот предмет умел говорить, что бы он тебе сказал, какое послание оставил?

      9. Видишь ли ты в этом рисунке сейчас что-то, чего не видел(а)/не замечал(а), пока рисовал(а) его? Откликается ли тебе что-то? Знаком ли тебе этот отклик? Когда ещё ты это чувствуешь?

      10. Хочешь ли ты сохранить этот рисунок? Может быть, спрятать, повесить на видное место, носить с собой, купить/найти похожий реальный предмет?
      На нашей встрече я провела медитацию «Магазин», а после участники разбились на пары и поочерёдно поспрашивали друг друга. После этого каждый мог поделиться своими «находками» и ощущениями во время медитации, высказать своё мнение о методике, спросить о не до конца понятных моментах.

      Предлагаю вашему вниманию самые интересные моменты нашего обсуждения.
        О контакте
        Олег Кузин:
        Во время медитации всё было хорошо. Но когда мне задавали вопросы по списку, я чувствовал, что мои ответы - это просто слова, бесконечно далёкие от опыта, который я получил в медитации. На все вопросы я ответил, но делал это формально. Возможно, я глобально что-то делаю не так, но у меня было ощущение потери контакта. Возможно, это случилось потому, что медитацию проводила Кристина, а вопросы задавал другой человек.
        В психосинтезе (и это важная точка!) терапевт выполняет роль проводника. Он может стоять немножко поодаль и сопровождать человека в его путешествии.

        На выходе после медитации мы можем получить некий символ. Здесь расспрашивающий выступает в роли человека, который помогает раскрыть смысл этого предмета для своего собеседника в его жизни: почему этот предмет важен, как его можно использовать, и вообще, что этот предмет значит для него.

        Это заинтересованная позиция расспрашивающего. Если у вас получилось по-другому, то стоит подумать, играет ли роль то, что медитацию проводит один человек, а расспрашивает второй.

        С моей стороны то, что я решила проводить медитацию сама, а не давать сразу работу в парах, было некой подушкой безопасности. Несмотря на то, что многие из участников встречи уже работают с подобными техниками, у меня было ощущение, что важно в этом сначала побыть самому и посмотреть, как это происходит в психосинтезе.
        О вопросах
        Мария Великанова:
        У меня могло произойти подобное, но не произошло. Мне кажется, что у нас всех разный опыт личной работы с образами, и кто-то очень легко в это состояние входит. Я хорошо знакома с психосинтезом изнутри, поэтому очень легко включаюсь.

        Хотя, если бы меня сразу начали расспрашивать по вопросам, у меня бы случилось то же самое, потому что мои ответы родились вместе с образом в большом количестве. Мне было важно сначала их назвать. Я предложила своему партнёру сначала поделиться тем, что у меня уже есть, а дальше он задавал вопросы к тому, что я сказала. У нас не было формального следования вопросам.

        Думаю, что, если бы мне вопросы задавали по бумажке, я бы тоже потеряла контакты: и с собой, и с образами, и с расспрашивающим. Этого не произошло, потому что я сначала говорила сама, что хотела.
        Мне кажется важно, что ты сказала про ответы, которые получились. Может быть, надо было это в вопросах обозначить в самом начале. У меня написано – опиши и расскажи, но, по сути, мы получаем ответы и потом под них подбираем и находим вопросы. Классно, что ты это отметила.
        Об опыте и навыках
        Олеся Симонова:
        Мне кажется важным комментарий про то, что у нас очень разный опыт. На моём опыте, когда новую методику осваиваешь, она не сразу идёт. Но, если продолжать в ней работать, спустя какое-то время легко получается. Есть ощущение, что освоение методики, как мышцы, нужно тренировать.
        О необходимости контакта и соблюдения методики
        Ирина Мороз:
        А надо ли быть в контакте? Я не зря задаю этот вопрос, потому что это частая штука в работе: человек потрансовал, ему хорошо, он готов рассказывать, что у него было ещё часа 4, потому что там было клёво. А мне это не нужно вроде бы, методика не требует знать, что там было. Но и прервать не могу – человеку же важно рассказать!
        Олеся Симонова:
        Весь вопрос в том, что если мы ориентируемся только на методику, то, на самом деле, перестаём обращать внимание на то, что нужно человеку. Мне это знакомо: «Блин, замолчи уже! Время уходит!»

        Но потом я на собственном клиентском опыте поняла: если человека что-то так вдохновило, значит для него очень важно сейчас выговориться. Бог знает, какими ресурсами он напитывается, когда мне об этом рассказывает – но кто я такая, чтобы его их лишать?

        Да, есть методика, которая говорит, что нужно идти дальше. Но есть ещё человек, которому нужно остановиться.
        Ирина Мороз:
        Да, но бывает так: человек рассказывает то, что ему важно, просто потому что считает, что это нужно: «Может быть, я вам что-то недосказал, но я первый раз у терапевта и не знаю, как правильно» Поэтому я не уверена, что всегда нужно быть в контакте или всегда нужно его удерживать. Это очень тонкая штука, которую нужно понимать и чувствовать.
        О цели медитации
        Марианна Борисова:
        Я не знаю, почему я выбрала именно эту вещь в Магазине, мне она, в принципе, была не нужна. Я долго перебирала и часто проходила мимо того, что мне действительно нужно, думала – пойду ещё посмотрю. Мне бы хотелось узнать – это вообще про что было: про ресурсы?
        Мне кажется, это нельзя чётко назвать ресурсной медитацией. Скорее, это про поиск опор или ориентиров. Как я уже сказала, эту медитацию можно давать, когда человек потерян, ему непонятно, что происходит и что может ему помочь. Мне кажется, здесь находится то, что человеку может пригодиться – может быть, он даже ещё не понял, зачем, но это потом находит свой отклик.

        Часто человеку трудно вообще понять, почему он выбрал именно это - может, просто под руку попалось. Помню, Володя Мохов рассказывал, что кто-то нашёл перо индейца. В таких случаях, мне кажется, что круто почитать какую-нибудь энциклопедию символов или мифы, и откликаться на то, что откликается самому человеку.
        Олеся Симонова:
        Сейчас, когда я обдумывала, что это было для меня, поняла, что, практически как и любая работа с образами, мне это помогает понять, что действительно у меня сейчас происходит, и насытить это смыслами. Не в плане того, что происходит по действиям – это я примерно понимаю, а про то, как это вообще с моей жизнью связано: с тем, что было, есть и будет.

        Мне кажется, что в терапии вообще очень много про такое осмысление. Медитации - это лишь один из инструментов, который кому-то подходит, кому-то нет. И он не единственный. Для апгрейда можно закинуть его в свой рюкзачок трапевта.
        О безопасности
        Мария Великанова:
        Я всех замучала вопросами про безопасность – это моя фишка. Когда выполняются упражнения в группе, всегда предлагается ориентироваться на шкалу стресса и брать что-то не больше 5 баллов. А тут ты совершенно не знаешь, что человек найдёт в магазине. К счастью, никто пока в травму не упал, но ведь может?
        Олеся Симонова:
        Это и вправду может быть. Когда ты работаешь с людьми, то очень быстро начинаешь ощущать, где нужно остановиться. Поэтому когда проходит медитация в группе и приходят люди с небольшим клиентским опытом, нужно трижды плеваться через плечо. Но есть правила безопасности группы, договорённость двух соведущих на случай, если вдруг кто-то выпадет – то есть соломка есть на все возможные случаи.
        Ирина Мороз:
        Я с этим столкнулась один раз за 5 лет. Человек, с которым я работала по скайпу, сказал, что ему не нравятся трансы, потому что он боится закрывать глаза. Сначала я не знала, что делать. Я же людям говорю, чтобы только глаза не открывали - это лишний контроль. Но этому клиенту я предложила представлять всё с открытыми глазами. Этого оказалось достаточно. То есть ещё есть всякие фокусы про то, что можно встать, чтобы не заснуть, открыть глаза и т.д.
        Об избыточности метафор
        Мария Великанова:
        Мне на подобные задания всегда не хватает времени. Я ещё не представила этот город, а уже что-что вдруг меняется внезапно. В итоге, в этом магазине я просто попыталась хоть какой-то предмет представить чётко. В итоге, взяла первое попавшееся, а не то, что хотелось бы. Наверное, поэтому тяжело было на вопросы отвечать - я не знала, почему я выбрала именно это.
        Ирина Мороз:
        У меня вопрос – зачем город вообще нужен? Почему нельзя сразу зайти в магазин? Мне кажется, любая лишняя метафора мешает. Когда я предлагаю людям любой лишний образ, то сразу впадаю в панику: не слишком ли я много навязываю?

        Если бы мне сказали – вот магазин, возьми всё, что хочешь - мне было бы легче с точки зрения и клиента, и терапевта. Более того, мне кажется, было бы лучше, если бы это был не магазин, а любое место по выбору самого человека - пещера с драконом, сокровищница, пляж с камешками и ещё много чего другого. Если я скажу – иди и ищи предмет, а потом спрошу, где ты его нашёл, это будет глубже, и, главное, что здесь меньше моих личных привнесений. Вопрос – зачем магазин и город?
        Олеся Симонова:
        Кристина начала с того, что это авторская методика Колошиной, которая просила с ней обращаться аккуратно.

        На самом деле, мне интересно, как по-другому ведётся работа в психосинтезе. Например, Кристина рассказывала про медитацию «Луг». Мне кажется, в таком режиме можно сказать своему собеседнику: «Приглашаю тебя в пространство, где ты можешь найти то, что тебе сейчас необходимо» и потом просить его описать весь процесс – что он видит, что чувствует. Дальше ведёшь его по этому пространству, задавая вопросы. Мне это кажется гораздо более ориентированным на приниципы нарративной практики.
        О Walking therapy
        Тая Кудрявцева:
        Недавно читала «Walking therapy» про терапевтов, которые проводят сессии на прогулке, но при этом работают в метафоре путешествия. Мне кажется, что это дико круто!
        Олеся Симонова:
        У меня однажды была сессия на прогулке от отчаяния.

        Ко мне обратилась мама мальчика, который вообще никуда без неё не выходил, а ему нужно было на следующий год идти в 1 класс. Мы поработали, и он смог ходить на дополнительные занятия перед школой, а потом и в школу. Всё казалось хорошо, но примерно через год мама обратилась снова и по этому же поводу.

        До этого мы беседовали с ребёнком в нарративном подходе, была очень короткая работа. Во второй раз всё оказалось сложнее. Мальчик приходил ко мне несколько раз, мы обсудили все его проблемы в школе, он нарисовал огромное количество картинок, а самостоятельный поход в школу вообще не двигался. Но ведь год назад мы же смогли это совершить!

        От отчаяния я сказала ему – одевайся, и мы пошли на улицу. Погода была отличная, и мы вместе прошли минут 5-10 минут - сколько он идёт до школы. Потом я попросила его идти на шаг впереди и рассказывать, что он видит. Ребёнок мог оборачиваться, сколько ему необходимо, а я всё это время его расспрашивала, подтверждая, что я здесь, я рядом.

        Так мы прошли 5 кругов, постепенно увеличивая расстояние: шаг, два, три.

        На следующую встречу я позвала маму, и мы прошли вместе с мамой и мальчиком эти круги. Причём последний круг ребёнок шёл один, а мы его ждали на углу. Я показала маме, что это явно ему подходит. Дальше они ходили в школу в этом режиме: мальчик впереди мамы на шаг, мама расспрашивала его, что он видит, и постепенно увеличивала расстояние. Вскоре ребёнок начал ходить в школу сам.

        Не уверена, что это была Walking therapy, но прогулялись мы от души и с эффектом))

        Мне кажется, что главный итог нашего разговора – это то, что даже, казалось бы, такая простая и чётко прописанная техника, как медитация «Магазин», может подходить далеко не всем, и здесь важно ориентироваться на себя и своего клиента.