Нарративная мастерская
 

Проблема и цель
в работе с клиентами

Творческая лаборатория «На стыке»
Я - научный сотрудник ФГБНУ ПИ РАО, работаю в лаборатории психологического консультирования и психотерапии, к которым мы подходим не только с точки зрения практики, но и с позиции научных основ.
Сегодняшняя тема - формулировка проблемы и цели в работе с клиентами - моя самая любимая. Мне кажется, что это мета-компетенция, альфа и омега всей терапии – то, что присутствует в любом терапевтическом подходе.

Евгения Куминская
В нарративной лаборатории «На стыке» я провела воркшоп по постановке цели. Я волновалась, потому что впервые вынесла эту тему шире, чем тусовки ОРКТ (SFBT-лагерь). Нарративные практики пришли на встречу с самыми разными ожиданиями.
Участник лаборатории «На стыке»:
Мне хотелось бы перейти на уровень мета: говорить на метаязыке, думать на мета-уровне.
Участник лаборатории «На стыке»:
У меня интерес прямо противоположный. После науки мне надоело работать на мета-уровне. Я возвращаюсь как раз к чисто практическим вещам - очень конкретным, понятным и близким клиенту (и мне тоже). Поэтому мой интерес чисто практический.
Участник лаборатории «На стыке»:
В последнее время осознала, что для меня эта тема - проблема проблем. С благодарностью отнесусь ко всему, что услышу, что бы ни было сказано.
Участник лаборатории «На стыке»:
У нас уже была похожая тема на втором блоке нарративной практики. Может быть, она немного по-другому формулировалась (про запрос), но повторение в любом случае полезно.
Участник лаборатории «На стыке»:
Для меня триггером явилось слово «цель», потому у меня с целями в последнее время странные взаимоотношения, есть вообще критический настрой к этому слову. А слово «проблема» я просто не увидел.
Почему я выбрала эту тему? Дело в том, что одно из направлений работы нашей лаборатории, касается процесса исследования психотерапии. Мы анализировали, как психотерапевты ставят цели. Сначала выделили на основе литературы разные показатели, потом в интервью с терапевтами разных терапевтических школ и с разным стажем выясняли, как они выделяют цель и ее опознают, что из нее вычленяют и т.д.

Внезапно оказалось, что это не только научно важно, но и очень практически применимо, здесь есть с чем работать. С этого начался весь сыр-бор.
Почему важна
грамотная формулировка проблемы и цели
Почему с точки зрения терапевта важно ставить чёткую цель работы? Что она дает ему, и что клиенту? И дает ли вообще? Возможно, она и не нужна, и так хорошо: пришел человек со своей жалобой, может быть, можно брать жалобу за основу и с ней работать? Зачем так париться?
Работа
на терапевтический альянс*

Формулировка цели работает на терапевтический альянс терапевта и клиента. Терапевтический альянс (и это доказано) – один из немногих факторов терапии, который действительно влияет на ее эффективность, в отличие, например, от подхода. Как оказалось, разные психологические направления вообще не различаются по эффективности.
Справка*: Терапевтический альянс отличается от терапевтических отношений тем, что в его основе лежит именно совместная работа клиента и терапевта над целью клиента. Если мы идем без цели, куда бог на душу положил, терапевтический альянс очень сложно сформировать. Я не буду говорить, что это вообще невозможно, но сложнее в разы.
Минимизация вмешательства

Кроме того, грамотная постановка цели позволяет минимизировать вмешательство. Это уже разговор про некую краткосрочность. Здесь уместна метафора: человек стреляет из лука в мишень. Если у него плохое зрение, эта мишень будет размыта. Формулировка цели – это те самые очки или даже прицел, которые позволят четко увидеть, куда стрелять.

После этого клиент может прийти с новой целью, а потом еще с новой – так бывает, но каждый раз вы точно будете видеть, куда стрелять. Это все делает терапию над каждой конкретной проблемой более краткосрочной. Вы видите, куда стрелять, и можете выбирать технику не интуитивно, не потому, что она вам сегодня нравится, а подобрать спектр техник, которые будут работать именно на эту цель, и среди них выбрать ту, которая подходит именно этому клиенту. Все мы знаем, что не все методики подходят всем клиентам.
Мониторинг успехов и демонстрация их клиенту

Четко сформулированная цель дает некий инструмент, чтобы в конце клиент не сказал: «Чем мы здесь вообще занимались и за что я плачу?»
Участник лаборатории «На стыке»:
Для меня цель - это критически важная вещь для того, чтобы потом оценить результат. Это, наверное, первое. Второе – цель нужна потому, что клиент в своем запросе часто ее не формулирует, она скрыта за его проблемами. То есть человек говорит одно, а на самом деле его цель совершенно другая. Получается, что здесь есть 2 задачи:
  1. Прояснить эту цель;
  2. Сформулировать ее для того, чтобы оценить свой и клиентский результат достижения цели и скорректировать работу на следующую сессию.
Участники лаборатории сделали много дополнений:
Возврат к цели как некое заземление клиента
Участник лаборатории «На стыке»:
Точная формулировка цели очень сильно помогает. Бывает определенный тип клиентов, у которых на одной сессии одно, на другой – другое, потом третье. В какой-то момент хорошо вернуться к цели и посмотреть, насколько мы к ней продвинулись. Часто, возвращаясь к цели, человек говорит: «Ой, я про это забыл, нужно над этим поработать!»
Выбор направления: точка А может быть у всех одинакова, а точка В – очень большой вопрос.
Участник лаборатории «На стыке»:
Мне цель также позволяет понять, куда непосредственно человек хочет идти, потому что есть люди с одной и той же проблемой, но с разными целями – соответственно, по-разному должна строится работа.
Культурная составляющая
Участник лаборатории «На стыке»:
Мне кажется, что это очень важная дань культуре. Каждый процесс должен иметь некий смысл, куда-то стремиться, к чему-то приводить, чтобы он мог стоить денег и вообще быть культурно оправданным. Это дает право быть психотерапии в современной культуре.
Создание рамок взаимодействия
Участник лаборатории «На стыке»:
Наличие цели создает рамки, границы. Человек ко мне обратился, наше взаимодействие началось, и оно закончится тогда, когда цель будет достигнута. Цель создает некие рамки нашего с клиентом психологического пространства.
Мне кажется, что здесь затронут большой и серьезный вопрос про зону нашей ответственности - с чем вообще может работать терапия.
С чем может работать терапия
На самом деле терапия может работать и менять:
1. Мысли;
2. Чувства;
3. Поведение (действия);
4. Отношение к чему-то.
Все остальное психотерапия не может менять напрямую, а только косвенно. Если исходить из того, что формулировка цели очень близка с заключением контракта, то это как раз то, с чем мы работаем, с остальным – нет.

Например, психосоматика под очень большим вопросом. Многие терапевты берут ее в работу, но на деле мы не можем ничего обещать при психосоматических заболеваниях.

Самый яркий пример, который часто берут в работу, - это заикание. Дело в том, что заикание всегда имеет под собой органическую основу.

К сожалению, некоторые терапевты считают, что заикание – это не про органику, а про психосоматику, то есть если поменять мысли, чувства, поведение, то автоматически исчезнет заикание. Это не так. Брать в контракт (в цель) изменение заикания или другого физического статуса – неправильно, потому что терапия не способна с этим работать напрямую. Мы не можем гарантировать на 100%, что это изменится.

Еще одна большая ошибка, которая часто совершается – это попытка взять в работу поведение третьих лиц. Мы тоже под этим подписаться не можем по той же самой причине.
Эти 4 фактора – то, с чем мы работаем, под чем действительно можем подписаться,
и они все должны быть в целях.
ПРОБЛЕМА
Почему я заговорила про проблему, если все это время говорила про цель?
Потому что, несмотря на то, что ОРКТ ориентирована на цели (точнее, на решении), формулировка проблемы позволяет быстрее сформулировать цель. В своем опыте я использую метод от противного: сначала формулируется проблема, потом, исходя из нее, определяется цель.

Для меня очень важно изначально сформулировать проблему, потому что иногда у клиентов цель бывает с ней не связана. Тогда вопрос – либо проблема указана не та, которая есть, либо человек не до конца представляет, как это все функционирует. Если сразу переходить к цели, то это несоответствие можно не увидеть, хотя это действительно поле для работы (либо с представлениями клиента, либо по корректировке проблемы). Но обычно это связано именно с корректировкой цели. Человек считает, что если он станет каждый день убираться в комнате, тогда внезапно польется золотой дождь. Но нет, так не бывает.

При формулировании проблемы нужно соблюдать несколько важных правил:
Правило «Я»
Проблема должна быть только про себя – не про мужа или ребенка - не действия других, а МОИ переживания, чувства, мысли по этому поводу.

«Я ненавижу, когда мои дети хулиганят» - это проблема не про человека, а про детей. ОК, дети хулиганят, клиент ненавидит, когда дети хулиганят – тут есть повод задать вопросы: «ненавижу» – чувство есть, а есть ли мысли у клиента? Есть поведение детей – они шалят, а где поведение клиента?
Уход от негативных формулировок
Никаких
«Я не умею»,
«Я не могу»,
«Я плохо умею»,
«Я плохо могу».


Это, в том числе, про создание надежды: одно дело сдвинуть камень, который врос в землю, другое дело - тот, который стоит хоть немножечко, но под откат.
Поиск мыслей, чувств, действий.
Так по кубикам постепенно восстанавливается формулировка проблемы.
Цель
После того, как проблема определена, мы формулируем цель с точки зрения тех же 4 аспектов (мысли, чувства, действия, отношения).
Цели должны быть:
· Реальные, небольшие;
Если дается огромная цель, то лучше ее разбить на маленькие.

Для этого можно вместе с клиентом составить простейшую табличку «проблемы – цели», где он записывает разбитые на этапы цели и отмечает их выполнение. После того, как одна цель достигнута, можно перейти к другой. С одной стороны, это человеку дает уверенность в том, что ничего не будет забыто, что все будет проработано. С другой стороны, это отличная визуализация продвижения: «О, это мы прошли – отлично! Идем дальше!»
· Новые;
Цель – это всегда про создание чего-то нового: этого сейчас нет, а в дальнейшем оно появится.

Никаких «Я хочу не бояться» быть не должно. Вместо «Я хочу не боятся пауков» - «Я наслаждаюсь своим временем с пауками» или что-то другое.

Многие клиенты говорят: «Я хочу спокойствия!», особенно когда у них сильная негативная эмоция. Спокойствие – это не эмоция, а тоже завуалированное отсутствие чего-либо и повод для исследования:

- А каково вам, когда у вас спокойствие?

- Что вы будете думать, когда будет спокойствие?

- ОК, а когда вы думаете эту мысль, как вам?


И, может быть, возникнет какая-то эмоция.

В процессе формулировки проблемы и цели происходит, в том числе, расширение кругозора клиентов. Часто у людей язык на эмоции и осознание мыслей скуден. В такие моменты не бойтесь давать даже не подсказки, а просто список возможных эмоций или вариации мыслей, из которых человек может выбрать. Тут надо быть очень аккуратным, потому что нельзя давать прямую интерпретацию - так ты подталкиваешь человека - и прощай наша не экспертная позиция! Но хотя бы 3-4 варианта, среди которых есть моя гипотеза, я даю. Может быть, меня кто-то будет за это бить грязными тапками.
· Конкретные,
очень конкретные;

Это очень важно, потому что идет игра: клиент говорит: «Я очень хочу быть счастливым!», но что такое счастье для конкретного человека? Совершенно непонятно. Потом клиент придет к какому-то вашему пониманию счастья, а позже скажет: «Что-то я ни разу не счастлив…» Эти мыльные пузыри надо обязательно прояснять, в конечной цели их быть не должно.
· Про себя:
«Я», отсутствие третьих лиц;

Никаких:
«Я хочу, чтобы дети вели себя хорошо, а муж перестал меня задирать»
· Мотивация «К»,
а не «ОТ»;

Это связано с языком создания чего-то нового.
· Формулировки без «НЕ».
Это языковой код – частица НЕ плохо воспринимается подсознанием.

Если человек, формулируя цель, говорит: «Я НЕ хочу» или «Я хочу НЕ (не думать как-то, не чувствовать как-то и т.д.)» - мы сразу спрашиваем: «ОК, а как вместо?»
ВАЖНО!
Цель должна соотноситься с проблемой!

Есть проблема, в которой мы уже сформулировали мысли, чувства, поведение, отношения*. Каждый пункт должен соотноситься с тем, что будет в цели. Например, если в проблеме есть мысль «Я неудачник», то в цели должна быть соответствующая, но противоположная мысль - грубо говоря, «Я удачник». Если такого соответствия нет, то начинаются вопросы – либо не та проблема, либо не та цель (чаще всего).
Примечание*. Отношения – это очень часто смесь чувства и мысли.
Вопросы и ответы
Но очень часто во время движения происходит изменение самой системы координат человека. Сначала он формулирует «Я хочу быть удачником», а через несколько шагов, которые мы с ним делаем, говорит: «Господи, да чего я вообще думаю об этих удачах и неудачах? Мне и без этого хорошо!»

- Это крутая ремарка. Ты сказал очень четко – человек вначале формулирует цель, потом вы работаете и происходит корректировка цели. Это абсолютно точно имеет право быть. Но мы сейчас говорим про начало - если на первой сессии цель не соответствует проблеме, то это, скорее всего, говорит о том, что клиент не может прочувствовать эту цель, она для него мега абстрактная, эфемерная, он вообще не представляет механизм ее функционирования.
Цели реальные, небольшие – но кто оценивает величину цели? Каждый раз про это спрашивать клиента – для тебя эта цель большая или нет?

- Думаю, что если в цели отражены конкретные чувства, мысли, поведение, то она уже будет небольшой. Глобальная цель часто про мыльный пузырь. Поэтому мы конкретизируем ее, задавая вопросы.
По сути это аналогично исследованию проблемы, которое есть во многих видах терапии. Просто ты четко знаешь, к чему идешь в конце. Таким образом тебе не нужно каждый раз узнавать у клиента – для тебя это цель достаточно конкретная? На самом деле для клиента и «счастливым стать» - достаточно конкретная цель, вот в чем проблема. Но ты у себя в голове держишь образ: мысль, чувства, поведение – это и есть конкретика.
Мне это напомнило, как консультировал де Шазер*. Он даже не смотрел на клиента, а сидел и пытался представить, как это будет выглядеть, и пока не сложилась чёткая картинка, продолжал расспрашивать. Для меня очень важная идея, что я должен по крайней мере понимать, к чему человек стремится. Я так и говорю клиентам: «Я пока еще не очень понял, чтобы задавать какие-то вопросы, мне нужно хорошо тебя понимать»

- Тут есть момент неэкспертности, с одной стороны, а с другой - четкое понимание терапевта, куда он ведет. Кстати, Инсу Ким Берг* тоже всегда четко знает, куда она ведет. Мы - не бабушки на кухне, мы ведем человека к цели, а какое у нее будет наполнение - чувства, мысли и поведение - решает он сам. Он – эксперт в этом.
Примечание*. Стив де Шазер и его супруга Инсу Ким Берг – американские психотерапевты, авторы ОРКТ
Практикум
На нашей встрече мы попробовали сформулировать цель сначала для простой проблемы, а потом более сложной (из жизни).
Какие мысли, чувства, действия тут есть?
Проблема 1:
Ненавижу, когда бабушка заставляет меня ехать на дачу сажать капусту.
· Мысль размыта, если обобщать, то вся фраза;
· Чувство ненависть;
· Действие клиента отсутствует, есть только бабушкино.
Таким образом, здесь есть третье лицо, которое совершает некое действие, у клиента - только эмоция (мысль очень общая).
I. Переформулируем проблему
Что можно спросить у клиента, чтобы конкретизировать мысль и действие?
Пример диалога:

- Что именно вам не нравится?
- Мне не нравится ее тон.
- А когда она говорит с тобой таким тоном, какие мысли у тебя возникают?
- Я считаю себя ничтожеством (или маленьким ребёнком).

Это тоже мысль. Можно вернуться к чувствам:

- Когда ты считаешь себя ребенком, что ты чувствуешь? Каково это быть ребенком?
- Это обидно.
- Когда ты чувствуешь себя ребенком и ты обижен, как ты себя при этом ведешь?
- Я сбегаю. (Действие)
- В чем проблема, когда ты сбегаешь?
- Я сбегаю, потому что мне обидно чувствовать себя ребенком

Дальше можно исследовать:
  • Про себя ли эта проблема? - Да.
  • Есть ли здесь третье лицо? – Нет.
  • Есть ли негативная формулировка? – Нет.
  • Есть мысли, чувства, действия? – Да.
Вот наша проблема, в которой нет бабушки, но есть то, с чем мы, как специалисты можем работать. Это уже проще.
II. Переформулируем цель
Например, человек сам сформулировал цель:

«Чтобы бабушка от меня отстала!»
Это не соотносится с проблемой, поэтому есть повод поговорить:

– ОК, что ты хочешь изменить? Ты хочешь перестать обижаться? Или перестать считать себя ребенком? Или перестать сбегать?

Это будет основой нашей работы.

Например, человек скажет, что его больше всего напрягает, что он сбегает по какой-то причине. Тогда вопрос:

- А что ты хочешь делать вместо этого? С чего ты хочешь начать?
- Я хочу перестать сбегать и уметь отстаивать свое мнение.
- Как ты считаешь, какая мысль тебе поможет, чтобы отстаивать это мнение, и что ты при этом будешь чувствовать?
- Что я сильный, что я могу. Вместо обиды буду чувствовать гордость.

Дальше уже идет работа на формулировку этого в одно предложение и выстраивание дальнейшей работы для достижения этой конкретной цели. Здесь может быть все, что угодно: варианты с объединением, поиск исключения, шкалирование и т.д.

Но всегда изначально мы смотрим на цель и сверяемся, что она реально небольшая и конкретная, сформулирована на языке создания чего-то нового про себя и в ней отсутствует формулировка НЕ. Это как некий пазл – сверились с образцом, собрали и начинаем работу. Достижение такой цели происходит достаточно быстро. Часто требуется практически 1-2 занятия – и вот человек уже ее достиг, после чего можно перейти к другой цели.
Проблема 2:
Когда мой начальник так общается со мной, я чувствую себя обесцененным.
В такой формулировке нет даже чувства. Может быть, человек не умеет их описывать, и это повод задать ему вопрос.

«Чувствую себя обесцененным» – это мысль, которая на самом деле звучит, как «Я не ценный». За ней есть эмоция, ее не может не быть, но мы должны про нее спросить, потому что эмоция может быть абсолютно разной. На самом деле часто клиенты достаточно плохо отличают мысли от чувств и мысли от действия. Ты спрашиваешь: «Что ты делаешь?», человек отвечает: «Что я делаю? Я думаю, что я молодец».
Когда человек говорит, что чувствует, что он обесценен, это может значить: «Я злюсь, когда меня обесценивают». Это крутая формулировка, но за ней стоит третье лицо. Если в первом варианте оно было явное (мой начальник), то здесь оно спряталось за пассивным залогом. Это тоже повод говорить о том, чтобы его не было, но не напрямую: «Боже, у тебя здесь третье лицо! Ну-ка быстро переформулируй!»
I. Переформулируем проблему
Допустим, чувство у нас восстановилось (злость), остались еще действие и мысль.
Тут можно пойти по любому пути, например, так:

- Что ты думаешь в момент, когда тебя обесценивают?
- Думаю, что я не талантлив, ничего не умею.
- Что ты в этот момент делаешь, когда думаешь, что не талантлив?
- Обычно сижу за компьютером.
- Когда ты сидишь за компьютером – это про что?

Если это прокачанный клиент, он может сказать, что так он изолируется из ситуации. И тогда у нас получилась проблема: «Я злюсь, когда думаю, что неталантлив, и ухожу из ситуации»

Дальше мы сверяемся:

  • Про себя ли эта проблема? - Да.
  • Есть ли здесь третье лицо? – Нет.
  • Есть ли негативная формулировка? – Да - НЕталантлив.
  • Есть мысли, чувства, действия? – Да.
Участник лаборатории «На стыке»:
Почему негативная формулировка – это плохо?
Евгения:
Как я уже говорила – это немножко уже про надежду, про сдвинутый камень. Может быть, это повод дальше взять в работу, что человек считает себя совсем неталантливым везде, без исключений. Но, скорее всего, он скажет, что неталантлив в какой-то одной конкретной области, которая для него сверхважна. Очень часто слова «неталантлив» означают «не настолько талантлив, как хотел бы». Это просто игра слов, но она позволяет уйти от черно-белого мышления, в том числе, уже изначально в проблеме.
II. Переформулируем цель
И вот у нас есть красивая проблема:

«Я злюсь, когда думаю, что неталантлив, и ухожу из ситуации»






Какая может быть цель работы с нею?
Участник лаборатории «На стыке»:
Можно просто понизить градус – не «Я злюсь», а «Мне грустно».
Участник лаборатории «На стыке»:
Я бы чувство «Я злюсь» не менял. Лично для меня оно вполне логичное – если тебя обесценивают, нормально злиться.
Это действительно нормально – злиться в этой ситуации. На самом деле проблема не значит, что это ненормально, а цель – вовсе не обесценивание проблемы, но построение чего-то нового. Если человека это напрягает, нам важно выяснить, что он хочет вместо этого? Можно выстроить, например, такой диалог:

- Скажи, пожалуйста, а ты хочешь действовать по-другому и перестать уходить из ситуации, или тебе ОК с этим?
- Да, в принципе, мне ОК с этим
- Может быть, тебя сама мысль напрягает?
- Меня напрягает, что из-за того, что начальник так общается со мной, я не могу выбить у него зарплату!

Здесь 2 пути:
  1. Идти на второй круг формулировки, когда вскрылась истинная потребность - получать деньги (хотя вряд ли она истинная, скорее всего, там что-то другое),
  2. Или сказать клиенту:
- ОК, а что ты хочешь вместо того, чтобы злиться, когда ты думаешь, что менее талантлив, и выходить из ситуации? Или, может быть, тебе вообще с этим ОК, а ты хочешь чувствовать по-другому?

Таким образом мы пытаемся сформулировать цель работы. На поверхности лежит: «Получить бабло, чтобы перестать чувствовать себя обесцененным». Но может ли это быть целью терапии? Тут мы возвращаемся к тому, с чем работает терапия. Можем ли мы гарантировать клиенту, что после нашей работы с ним начальник даст ему бабло?
Данила Макаров:
Но я могу помочь найти другие способы поведения с начальником, и вообще с подобными людьми, которые помогут человеку в достижении такой вполне себе конкретной цели.
Евгения:
Давайте поработаем с Данилой, и нам начальство будет давать много бабла! Это круто, но это не то, с чем работает психотерапия. Ты не можешь гарантировать клиенту, что ему повысят зарплату. На первом этапе работы – еще до того, как мы продумываем, куда двигаться, какие лучше применять техники, - нам надо понять, куда идет клиент. Если твой клиент идет к цели, чтобы ему дали бабло, а в конце его не дадут, возможно, он уйдет довольный и с тем, что получил. Но есть разные клиенты, и велика вероятность услышать: «Вы меня извините, но вы мне сказали, что бабло мне дадут, а этот козел…»