Пишем вместе!

Истории из практики

Нарративные терапевты помогают людям каждый день. Но мало кому известно и понятно, как это происходит. Здесь можно прочесть небольшие истории консультативной помощи. Они присланы нарративными практиками, обучавшимися в наших программах.

Эта страница будет постепенно пополняться, чтобы распространять знания о том, как же проходят нарративные консультации и что в них и по их результатам может произойти.

Виктория Бондаренко, нарративный практик, Киев:

«Никогда не думала, что буду работать с людьми, которые пострадали от военных действий. Во всяком случае, я не думала об этом до момента, пока военные действия не коснулись Украины, если быть точной, ее индустриального сердца - Донбасса.

Всё изменилось, когда мне позвонила девушка Ирина (имя изменено) и, рассказав свою историю, попросила о помощи»
Ира с мужем и двумя маленькими детьми оказались в самом центре боевых действий и во время обстрелов Ира «цепенела».

Вот как она описывала свое состояние: «Я как будто замирала, стояла и не могла пошевелиться. Было ощущение парализованности воли. И это сильно пугало. От моих действий зависела жизнь - и моя, и детей».

"Моей задачей было помочь Ире справиться с этим состоянием и выработать новые стратегии поведения. Работали по телефону. Всё осложнялось тем, что у семьи не было возможности покинуть территорию военных действий и травмирующая ситуация постоянно повторялась.

Первое, что мы сделали, это расписали действия Иры при обстрелах. Причем для Иры было важно расписать эти шаги на стикерах и расклеить их в разных местах квартиры. Это дало ей опору.
Когда ситуация становилась более ли менее спокойной, мы искали ценности, которые лежали в основе совершаемых действий, укрепляли её «историю силы и мужества». Выбрали еще предмет, который помогал бы Ире быть в контакте с реальностью, - небольшой камешек, который всегда был с ней.

Еще составили документ признания ее силы перед лицом смертельной опасности. Документ был заверен подписью мужа и отпечатками ладошек деток".
Все эти действия помогли Ире справиться с тяжелыми травмирующими обстоятельствами ее жизни. Для меня это был бесценный опыт, и нарративная практика стала хорошим подспорьем в помощи людям, пострадавшим от военных действий.

Нина Александрикова, нарративный практик, Москва


Мешочек с золотыми крупицами



Все нарративные практики, наверное, хорошо знают метафору про золотые крупицы. Моя история будет о том, как эти крупицы ожили, поселились в моем доме и стали помогать.
Мои первые нарративные беседы оканчивались всегда ничем. Вернее не тем, что я считала для себя важным. Те самые главные слова, с которых началась бы новая, предпочитаемая история, мои собеседники произносили сильно позже нашей встречи. Да, многие потом писали благодарности или звонили, чтобы сказать «Спасибо». Но мне было грустно.
Однажды ко мне пришла девушка. Мы побеседовали, и опять ничего… Последние слова в дверях… И летящие, утекающие секунды. Я продолжаю стоять на цыпочках и верить. Что еще остается?

И тут она говорит: «Получается, что я хочу жить? Я хочу жить - так можно начать мою историю!»
Радость! Мир. Объятия...

После ее ухода мне захотелось оставить, осуществить, овеществить ее историю. И свою тоже. Запомнить свою первую радость, сделать что-то, чтобы удержать эту память. И очень важные слова, с которых началась чья-то предпочитаемая история.

Я взяла мешочек (у меня дома много разных лоскуточков, салфеточек, веревочек, бусинок, и прочего) и положила туда бусину. Золотую крупицу. Появление мешочка сподвигло меня задуматься над такими вопросами:

  1. Что в моей практике является «золотыми» крупицами?
  2. Как я еще могу овеществить, оставить память об этих крупицах?
  3. В чем их настоящая ценность?
  4. Как эти крупицы могут поддерживать не только меня, но и других?

Если с ответами на первые два вопроса, все было просто, то ответы на последние два долго не оформлялись. Лежал мой мешочек, подбадривая меня в моменты неуверенности, страхов и прочих малоприятных, но жизненных переживаний. Рос. Толстел. Пополнялся. Пока не пришла ко мне на беседу женщина. Собеседники обычно приходят к наррративному практику, когда трудно сохранять уверенность в себе. И кажется, что ты один на один с проблемой или страхом. Или просто один. Это довольно тяжело.

Нарративный практик не обещает чудес. Просто встает рядом с человеком. Старается создать пространство, где собеседника видят. Где он не один.

Дверкой в такое пространство в беседе с той женщиной стал мешочек с золотыми крупицами. В ответ на доминирующую историю собеседницы я честно рассказала о появлении на свет своего мешочка. Получился своеобразный свидетельский отклик.

Женщина в ответ на него вспомнила те моменты радости и мира, которые были в ее жизни и довольно насыщенно их описала. Это стало своеобразной точкой входа в ее предпочитаемую историю.

После той беседы я размышляю над такими вопросами:

  • Что еще может помогать мне давать свидетельские отклики? Как еще можно делиться своими золотыми крупицами?
  • Какие еще способы (кроме писем или документов) овеществить свидетельские отклики, я могу придумать?
  • Что может в прямом смысле унести с собой собеседник, как напоминание о том резонансе, что случился в ходе беседы

Я пока не нашла ответы на эти вопросы, но тем интересней продолжать...

Напишите нам и добавьте свою историю о том, как вы работали в нарративном подходе.