ДУМАТЬ В КРАСОТЕ.
ОТКУДА ПРИХОДЯТ ИНСАЙТЫ

Как получать инсайты чаще и пользоваться своим эмоциональным интеллектом лучше. Мы - это наше внимание, вовлеченность, идентификация со своими состояниями и внешним миром, наша способность найти свое место между "странно" и "слишком банально". В сообщении Леонидом Кролем рассматриваются приемы и психологические техники, которые позволяют жить более осознанно, прерывать "привычные пластинки повторов", думать лучше и "объемнее" в красоте.



Коуч, тренер, бизнес-консультант, к. м. н., профессор МП Высшей школы экономики, Директор Института групповой и семейной психологии и психотерапии

Леонид Кроль
Организаторы конференции немножко пошли против истины, потому что вчера выслали меня в Италию для того, чтобы я вам показал что-нибудь за пределами виртуальной реальности, в которой вы сегодня заперты. Поэтому я вынужден был переместиться. Хочу поделиться с вами своими опытами.

Все мы знаем, что думать лучше в красоте. Проект, который хочу вам показать, которым я занимаюсь, дает возможность увеличить нашу способность доступа, как сейчас говорят, к нашим ресурсам, получать неожиданные инсайты, наитие и вообще лучше думать. То есть проект про то, как лучше бывать в красоте, как лучше думать, используя ее, и как лучше думать в группе. Групповой активности он и посвящен.

Для того, чтобы человек начал иначе думать, он должен иначе чувствовать. Основная идея проекта в том, что надо людей вывести из той совокупности мелких привычек, которой мы все скованы. В проекте общение, сессии происходят в таких местах, которые в меру не привычны. При этом надо понимать, что каждое из этих мест должно избегать двух сложностей – оно не должно быть:

1. Слишком странным, потому что видя нечто странное, люди напрягаются;
2. Слишком банальным.

Поэтому мы все время балансируем, создавая ту меру неопределенности, которая как раз позволяет выходить из своих привычек. В известном романе про Гулливера, который все читали в детстве, Гулливер попал в страну лилипутов, и его привязали множеством волосков к колышку. Так нас привязывают наши привычки. Поэтому когда мы определенным образом сидим, дышим, держим напряжение в теле, смотрим, когда у нас привычным образом построена длина наших фраз и наших мыслей, мы в одних и тех же отношениях находимся к внутреннему образу, который все время стучит в нашем сознании, то мы с вами менее странны, менее подвержены новизне, и поэтому думаем более шаблонно.

Для того, чтобы думать менее шаблонно, мы создаем определенные условия – места, которые мы называем дромы.
12 мегалитов на холме
Здесь вы видите каменные скамьи, основная масса камней прилетели к нам из космоса.
Это один из центров нашего поместья. Здесь можно сидеть у костра, который в середине, наблюдать за звездами. Вокруг даже ночью довольно красиво, днем здесь тоже есть на что посмотреть.
Пульсирующий шар
Это для нас особенно важный дром. Мы предполагаем, что он сделан по физиологии того, как развивается любая группа.
Наверное, вы знаете, что существует закон всемирного тяготения. Любая развивающаяся группа имеет несколько своих законов, у нее есть свои стадии развития. В частности, первая стадия работы группы – это сплочение, когда люди обмениваются своими социальными ролями, предпочтениями. Есть сформулированные правила, особенности корпоративной культуры, система деклараций, которые каждый из нас несет с собой, некая система договоренностей между людьми.
Если группа развивается, она переходит в стадию №2, которая характеризуется так называемой групповой диверсификацией. Люди начинают допускать свои эмоции, они вдруг понимают, что группа делится на две части, а потом еще на больше подгрупп. В разных ситуациях могут быть разные основания для этого.

Например, в торговой компании на этой стадии приходит решение, что все делают продавцы, а маркетологи занимаются неизвестно чем. Или если это палата для выздоравливающих, в которой лежат старушки, одни из них считают, что нужно открывать форточку, другие, что нет, и у них идет такая борьба. В группах тренингов часто возникает некий момент, когда одни говорят, что неудобные стулья, а другие считают, что это хрень, им не важно, где сидеть.
В общем, так или иначе, развивающаяся группа начинает по каким-то признакам делиться, группироваться – старенькие и новенькие, хороший и плохой, бездельник и работяга. Предлоги очень разные, но суть в том, что люди начинают ориентироваться, у них меняется дистанция друг к другу. Они подвергают сомнению любые внешние параметры. У них уже нет, как на первой стадии, внятной фиксации и приема старших-младших, больших-маленьких и пр. Люди как бы ищут свою собственную идентификацию и спорят.

В этой стадии группа на самом деле отличается тем, что люди мало слышат друг друга, в основном они обмениваются монологами (или ждут своей очереди монолога).
Большинство групп, в которых мы в жизни находимся, весьма и весьма неэффективны. Часто всякие перипетии переводят группу из стадии 1 в стадию 2 и обратно. В политическом смысле мы тоже видим организацию, когда в весьма малой степени люди способны друг с другом договариваться. Они, скорее, изображают фиктивную договоренность.
Для чего нужен этот дром – пульсирующий шар (или сфера)? Он соответствует третьей стадии развития групп, которая и есть мозговой штурм. На третьей стадии у группы есть масса параметров, которые отличают ее от групп на предыдущих стадиях. Люди много шутят, у них есть паузы, они улыбаются друг другу, в речи много метафор, короткие фразы, высоко развита невербальная способность адаптироваться. Люди полулежат, полусидят, очень легко меняют дистанцию друг до друга. Причем смена дистанции как физическая, так и эмоциональная здесь очень важна. Люди быстро, как броуновские молекулы, перемещаются друг относительно друга.

Физическая конфигурация данного дрома дает возможность людям легко собираться в подгруппы, перемещаться, находить неожиданно нужное положение тела, свободно дышать. Сама по себе атмосфера дрома очень раскрепощает. Это физически очень энергетичное место, потому что тут есть разница высот и поэтому всегда дует ветерок. В проекте предусмотрена возможность для чувствительных людей, для тех, кто реально переходит к тонкой моторике и тонкому чувствованию, ощущать ветерок. Так как у нас на нашей площади довольно большие перепады высот (до 120 метров), есть большой овраг, ручей, водопад, каньон – места, в которых между разными, практически разными климатическими зонами происходит движение воздуха. Человек часто на себе ощущает эти перемены.
Только третья стадия группы (мозгового штурма или пульсирующего шара, как мы называем) позволяет, проводя сессии в этом пространстве, где вокруг красота, перейти к возможности лучше думать. Задача этой фазы группы и дрома пульсирующего шара описывается известной задачей со спичками, когда нужно определенным количеством спичек нарисовать 4 треугольника. Задача решается только тогда, когда человек выходит из плоскости в вертикаль и строит некую высокую точку, начиная оперировать тремя размерностями, объемом.

Общая тенденция лучше думать здесь максимально представлена. Здесь вокруг есть красота, и если удержать человека в этом положении, он этой красотой пропитывается. Люди обычно легко исчезают из удобного и комфортного состояния. У нас есть презумпция постоянного пульса, что за углом интересней. Здесь люди задерживаются, им комфортно. Эта сфера как бы замыкает их друг на друга, но она также абсолютно открыта вовне. Здесь очерчены определенные пространства. В этой прохладе реально хорошо думается.

Для меня это один из примеров того, как усиление ландшафта, пейзажа, специально созданной ситуации некоторой неопределенности и непривычности, нарушающей привычки физической, психофизической активности дает ту самую реализацию, когда в количество инсайтов значимо растет.
Здесь представлена другая часть той же самой сферы. Это жернову в прошлом уже больше 150 лет. Вокруг есть 12 сидений. Мы называем это местом рыцарей Круглого стола. Можно сидеть развалившись, потому что здесь сидеть прямо практически невозможно, почувствовать себя равным среди равных. Как мы знаем по нашим активностям, круг всегда определенным образом организует это равное положение. Здесь есть бортики, на которых тоже можно сидеть.
Фактически в этом пространстве пульсирующего шара или сферы мы имеем 144 разных потенциальных мест, в которых может разместиться 12-15 человек. Обилие красоты вокруг позволяет оперировать с этим.
Снег у нас бывает крайне редко: одну неделю раз в 2 года. Этот редкий момент мы засняли, чтобы передать некоторое количество здешних красот.
Вообще то, о чем я рассказываю, это специально оборудованное с использованием природных красот место, где на дромах, которые являются предметом нашего общения, в красоте мы лучше думаем. У нас освоено примерно 5 гектар красоты с очень разным рельефом и возможностью влиять на нашу способность воспринимать и думать
Триклиниум
Это пространство мы называем Триклиниумом: между двумя дубами организованы группы по три лежанки (клинии) – ровно так в свое время было у греков и римлян.
У нас есть специальное приспособление, чтобы лежать здесь было удобно. В середине небольшой фонтан. Люди, лежа на этих ложах, общаются друг с другом. Можно облокотившись на локоть, посмотреть на мир под другим углом друг на друга – тут гораздо больше равенства.
Довольно быстро люди отчасти привыкают к тем неловкостям, которые порождает такое общение. Есть возможность укрыться или подстелить под себя плед, чтобы не чувствовать холод старинного мрамора. Но сама атмосфера способствует тому, что мы выходим за рамки обыденности и нарушаем те самые привычки, которые часто удерживают нас слишком жестко в той или иной реальности.

При этом общая идея нашего движения к тому, как лучше думать, заключается в том, что мы дезавтоматизируем привычки, выходим из зоны слишком привычного, что не назовешь комфортом, скорее, слишком привычными обузами.
Еще у нас есть принцип дегустационности, и мы пробуем нечто новое: иначе лежать, иначе сидеть, пить свежие соки, смотреть по-другому. Причем это не происходит дидактически, что, как мы понимаем, вызывало бы сопротивление и требует гораздо больше времени. Мы просто погружаем людей в эту атмосферу.

Как мы с вами все хорошо понимаем, есть разные способы обучения. Один из них – дискретный, как учатся взрослые: один по словарям и грамматикам, а другой – детский, когда мы погружаемся в языковую среду и начинаем в ней болтаться. Наш проект основан на том, что мы во множестве погружаемся в некие новые обстоятельства, которые связаны с нашим телом, с особенностями восприятия и с тем, как мы внутри этого начинаем думать.
Таверна «Три пескаря»
Это еще одно другое пространство, другое время. Таверна «Три пескаря» из другого литературного источника – из книжки про Буратино.
Так как мы работаем с компаниями, у нас на этом холме есть целый ряд площадок, где так или иначе размещены легко ассоциируемые с сегодняшней бизнес-жизнью персонажи: черепаха Тротила, Карабас-Барабас, Дуремар. Все они находят очень быстро узнаваемые роли в компании. Конечно же, стратегическая сессия или возможность поработать с компанией в непривычных условиях очень быстро выбивают всех из дремучего звериного серьеза, из банальности взаимодействия, и переводят в возможность более игрового и необычного общения.
Лавандовая спираль
Это довольно важный для нас дром.
Любое обучение, любая трансформация, любой перевод происходят через изменение внимания. Основная физиологическая, психологическая деталь или особенность проекта – мы работаем с вниманием. Исходя из того, что у современного человека, особенно успешного, абсолютно иное, скачущее внимание, чем сформированное традиционно. На этой Лавандовой спирали (или в Райском саду, как мы еще называем) 15 проходов-полос, по которым можно идти вдоль лаванды.
Здесь специально высажены старые гранаты. Как мы знаем из классики, гранат – это тот самый райский плод, которым толи Адам соблазнил Еву, толи Ева Адама, здесь не все до конца ясно.

Но, тем не менее, суть этого дрома в том, что мы идем по спирали и поневоле у нас формируются несколько иные круги внимания, по крайней мере, 4:

1. Круг дальнего внимания – физического, зрительного, аналогичного тому, как устроено наше мышление.

На горизонте видна местная гора Субасио – весьма легендированное, мифологизированное место, где бродил Франциск Асси́зский. Кругом все время меняется текущий воздух, постоянно меняется панорама окружающих холмов. Это те места, в которых зародилась возрожденческая живопись. Здесь недалеко жил Леонардо да Винчи, здесь родился Рафаэль и многие художники Возрождения. Если посмотреть внимательно, то на их холстах можно увидеть срисованный практически с натуры задник того, что мы видели.

Этот круг внимания – гора Субасио, места Франциска Асси́зского – традиционного католического святого, очень и очень почитаемого здесь.

2. Ближний круг внимания – это те детали, мелкие сцены, которые могут быть встроены по ходу того, как мы двигаемся.

3. Средний круг внимания, так называемая Умбрийская чаша.

То, что здесь можно увидеть на соседней речке, на дальних холмах или тени – это тоже своеобразная игра. Наша задача со вниманием – перевести человека ко вкусу того, что он реально может увидеть, причем чтобы он это увидел одновременно, потому что суть внимания современного человека заключается в том, чтобы перескакивать с одного на другого, все успеть.
Здесь у нас высажено 3000 кустов лаванды, они пахнут, и они очень красивые. Это конечно же отчасти вынимает человека из его мысленного обычного диалога. Как мы знаем, про себя мы все время болтаем, как бы отсчитываем себя от своих сиюминутных хотелок. Зачатую такой фон окружающей спокойной красоты от нас уходит. Конечно, существует целый ряд психотехник, которыми мы часто пользуемся. Если мы выходим из дома, то полминуты глубже дышим или смотрим на окружающую красоту.
Тут встает вопрос: а не на просторах Италии можно ли надеяться на приход инсайта? Конечно же, мы получаем инсайты каждый день. У нас так работает наше сознание, что без инсайтов и перескоков в более широкую картинку мы и не могли бы жить. Но дело в том, что другой вопрос – как мы культивируем, как мы замечаем, как мы экономя силы приходим к ситуации, при которой то, что естественно, каждый день с нами присутствует? Понятно, что каждый день вам падает на голову маленькое яблоко, вы открываете закон всемирного тяготения или многие другие чудеса.
Здесь наша задача в том, чтобы не только в каких-то красотах или просторах количество и качество жизни было бы нами реально пережито. Вопрос ровно в концентрации. Эта формула дезавтоматизации, дегустации и потом выбора нового из возникших возможностей просто действует по многим разным основаниям. Конечно же, не хуже, чем ехать в Италию, съездить к себе на дачу, погулять по лесу и прочее, прочее. Особенно, если вы там сделаете специальные дромы, и у вас возможность перемещаться и выходить из привычного существует.
Наверное, вы знаете, что для того, чтобы пользоваться психотехниками, нужно делать не один шаг, а несколько. Тогда только они друг друга закрепляют. В этом смысле я пытаюсь призвать вас вместе думать о том, как сгущать ментальное пространство.
Тропы в овраге
Это место, в котором мы реализуем наше общую идею бутика в заповеднике.
Овраг – это особая климатическая зона, другие возможности для растений. Здесь можно пройти десятки, сотни, тысячи метров одному или с кем-то, переходя из одной зоны в другую. В какой-то степени это тоже способствует включению нашего тела в возможность думать, искать.




Таких дорожек у нас довольно много.




Пейзаж: туман в овраге
То есть концентрация того, что мы стараемся здесь организовать, такова, что мы играемся позициями: с одной стороны, время заполнено, с другой стороны, больше свободы. Умение работать с группой и переводить ее в третью групповую фазу, когда принятие друг друга значимо повышается, позволяет в этих условиях заниматься творческими вещами (стратегическая сессия, разработка новых программ) - всем тем, что обычно мы ассоциируем с новизной.
Водопад
Наш водопад находится в нетрадиционном месте. Вообще для любителей острых ощущений есть особые игры с водой, например, каменная ванна, в которой можно купаться день и ночь. Особенно она интересна зимой, потому что вода замерзает, хотя летом она тоже не очень нагревается. Для острых ощущений можно купаться возле водопада и в каменной ванне.
Водопад примерно 10 метровый, очень настоящий. Кругом всегда тишь да глушь. Вообще проект отличается особой тишиной. Мы полностью искоренили телевизоры и прочее, кроме публичных мест.
Еще одно свойство – это качество чистоты и тишины. Это тоже можно воссоздать на каждой даче. Но Италия дает нам некоторые преимущества. Здесь никто не разбрасывает консервные банки, пустые бутылки, и вообще люди ведут себя очень хорошо. Все, кто у нас побывали, просто теряют возможность разбрасывать бутылки и вообще мусорить. Это просто побочный эффект.
Если есть желающие приехать к нам на воскресник и немножко у нас поработать в качестве волонтеров, это вполне возможно.
Кленовая роща
Это тропа, вдоль сухого ручья, который идет через нашу кленовую рощу. Здесь не видно, но там есть специальное место, где в гамаках проходят сессии.
Вообще эти прекрасные деревья в свое время сажали как подпорки для винограда. Потом, как бывает, хозяева сменились, деревья выросли. Но до сих пор, если вы любите лазить по деревьям, вы можете залезть на высокую точку и там набрать винограда, который те, кто живет здесь, обычно не достает. По этому каменному ручью можно подниматься, для этого есть специальная лестница. Камни очень специфичные. В этой роще мы проводим тренинги. Конечно, дача дачей, но у нас есть, где развернуться.
Вообще принцип, который мы развиваем, если говорить о психологических родственниках, продолжая традицию Морены или психодрамы, - не рассказывай, а покажи. Возможности идентификации и перемещения в ролях здесь для нас довольно значимы.
Апартаменты
Некоторая особенность наших апартаментов заключается в том, что все они имеют 2 комнаты именно 40 кв. м.
В них собран ряд артефактов, мы стараемся играть со светом. В номерах картины хороших театральных художников, которые создают атмосферу. В общем, это атмосферное место, через каждое микро пространство проходит своя атмосфера, своя возможность увидеть красоту и в ней задержаться.
Вообще, как известно, красоты в мире много, но часто мы ее проскальзываем. Поэтому это, скорее, лаборатория, в которой можно не только побыть в красоте, но и продегустировать ее и немножко в ней задержаться. Возвращаясь отсюда, мы начинаем лучше видеть красоту в других местах, как после любого хорошего тренинга.
Ссылки:
Incantico www.incantico.com
Мастерская коучинга и тренинга Леонида Кроля http://leonidkroll.com/
Мы находимся в Италии, в самой ее середине. Это Умбрия, район города Ассизи (12 км). Это один ответ, а другой – мы находимся nowhere, то есть нигде. У нас свой хутор, на нас кончается дорога, и мы находимся там же, где живет Алиса в Стране чудес. Мы совмещаем в себе хорошо выстроенную реальность, дарим каждому красоту, которой мы мало пользуемся, и нечто, что пытаемся воплотить путем дромов и совмещения психологических техник с пространством.

Если вы дизайнер или архитектор, у вас много шансов побыть у нас волонтером и оставить свои прекрасные работы. Мебель мы делаем отчасти сами. Вообще у нас еще много чего надо сделать, поэтому нам очень нужны волонтеры и участники наших проектов.

У нас есть много чего для того, чтобы свести людей с ума, после чего они станут еще умнее. Поэтому думать в красоте – для нас не просто лозунг, а некоторая возможность реально поделиться тем, что мы пока что сделали сами, но потом сделаем еще и с вами.

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
Павел: Вы говорите по сути о некой возможности переместиться в другое место, где есть шанс обогатиться новым опытом, получить что-то, чего у меня нет сейчас. Если шажочек назад сделать, как бы вы ответили на вопрос – что помогает человеку решиться сделать шаг к изменениям? Для меня, например, ваше место – это место, где могут со мной произойти изменения, но для того, чтобы эти изменения произошли, я должен каким-то образом подготовиться, что-то с собой сделать. Как и что мне может помочь в этом?

И этот же вопрос в другом контексте может быть задан следующим образом: сегодня многие спикеры говорили о том, что общайтесь со своими детьми иначе, или сделайте с собой что-то, или привнесите в свою жизнь нечто. Для меня всегда вопрос – что может поддерживать человека для того, чтобы он был способен к таким изменениям в своей жизни? Что может помогать этим изменениям в его жизнь войти?
Леонид: Если бы вы приехали сюда, вам бы помогло говорить гораздо меньше слов. Вы говорите прекрасные слова, сами себя дополняете, опасаетесь быть непонятым, создаете том примечаний к себе. Люди, которые оказываются здесь, гораздо меньше говорят и убеждаются в том, что можно еще меньше говорить. И в этом нет никакого наезда. Это первое.

Второе. Вообще-то мы живем не столько в реальности, сколько в виртуальных мирах. Если вы уже являетесь ценителем красоты, делаете полуминутные паузы среди дня, напоминаете себе регулярно потом, как пройти по окрестностям, посмотреть на осенние листья, поглубже подышать, то есть у вас есть некая своя система окон, то вы уже готовы к изменениям. У меня есть опыт работы с людьми социально успешными и у них очень много картинок про то, как люди спонтанно находят такого рода выходы из слишком сгущенной социальности.

Если вы задаете этот вопрос – вы уже готовы. А если вы готовы говорить меньше слов – готовы вдвойне. А если вы делаете свои личные паузы и любуетесь красотой, и не позже, чем три дня назад были в картинной галерее, вы еще больше готовы. Все, что я перечислил вполне является предварительными шагами сюда.
Павел: То есть хорошим ответом на ваши слова было бы просто молчание с моей стороны? Спасибо большое.
Леонид: С молчанием вы уже запоздали, потому что вы, как организатор, уже высказали вполне напористую программу – давай-давай.