Казалось бы, что выстроить структуру консультации не сложно, но вдруг возникают неожиданные непредвиденные обстоятельства, с которыми не понятно, как справляться, если простые, но важные вещи не были учтены.
За 5 лет моего преподавания нарративной практики, я раз за разом сталкиваюсь с одной и той же проблемой.

Мы изучаем карты, методики, приёмы. Все идет очень здорово, пока дело не доходит до практической работы. Уже на этапе защиты консультаций появляются сложности, к которым мои ученики часто оказываются не готовы.
Маленькая предыстория

Около 2 лет назад мы с Аней Сильницкой выступали на нарративной конференции с докладом «Туман и досточки: куда ведет клиента нарративный практик», в котором затронули эту важную тему.

Мы тогда задались вопросом, есть ли у консультации структура – то, что всегда повторяется, или каждый раз это творчество психолога и его адаптация к здесь и сейчас наступившим обстоятельствам? Но как тогда планировать сессию и выстраивать ее стратегию?

От стратегии я тогда и пошла. Для начала я нашла определение:
Стратегия -
общий, не слишком детализированный план действий по достижению целей в условиях ограниченного времени.
Прочитав это, я поняла, что стратегия у меня есть, потому что есть общий план консультации. В нем нет конкретных деталей, о чем будет наш разговор с человеком, но есть понимание, что и за чем идет. Это совершенно необходимо, когда мало времени.

А его всегда мало – час, полтора. Иногда даже самой длительной консультации бывает недостаточно, либо, наоборот, случается перебор и время остается. В любом случае нужна некоторая структура, которая позволяет держать общую стратегию и контроль над ситуацией. Думаю, план – это полезно!

Когда мы обсуждали с коллегами, что мы можем планировать, а что не запланируешь, возник вопрос – что делать, если план есть, но все пошло не так? Понятно, что мы как терапевты не можем отвечать за то, в каком настроении человек придет, или захочет ли он продолжать то, что мы начали на предыдущей встрече. Тем более сложно планировать, если человек вообще пришел в первый раз.

Но есть кое что, за что мы можем отвечать. В первую очередь это начало встречи, ее настрой, общая атмосфера - то, что называется контактом.
Вход в контакт
— Жизнь стала какой-то серой, однообразной, безвкусной. Потеряла всякий смысл.

— Ну, вот тут у меня виски, вот тут ром, текила есть. С лаймом.

— Хороший вы психолог, душевный. Я к вам еще приду.


Что такое хороший контакт между собеседниками, между терапевтом и клиентом, тем, кто оказывает помощь и тем, кто пришел за ней?

Думаю, у каждого из нас есть свое понимание составляющих хорошего контакта. Предлагаю вам свое видение – то, что я использую в работе, что тоже у кого-то увидела, услышала, сама прочувствовала и привнесла на свои сессии. Вы можете это использовать, обогащая в дальнейшем своими идеями и находками.

На недавнем семинаре по работе с недобровольными клиентами я услышала очень много идей по поводу того, как устанавливать контакт в сложных случаях. Это было настоящее богатство! Несколько идей я взяла оттуда в свой арсенал и с радостью поделюсь ими с вами.
Первый раз: гость и радушный хозяин
Для меня хороший контакт начинается с простых вещей, которые касаются того, чтобы человеку было комфортно и приятно. Как правило, комфортно и приятно нам бывает, когда все понятно. Поэтому я обычно начинаю работу с человеком задолго до первой сессии, отправляя ему письмо с подробной инструкцией, как найти место, где я работаю.

Когда человек уже пришел на встречу, я использую не менее простые, но стратегически важные приемы для того, чтобы наша работа состоялась.
Знакомлю с местом и возможностями:
Где туалет, где ручки помыть, где водички налить, где сумку поставить, куда присесть;

Можно, если необходимо: сделать перерыв, открыть (или закрыть) окно, подложить парочку подушек, укрыться пледом, взять салфетки, съесть конфету.
У меня в кабинете всегда есть маленькие шоколадки. Люди иногда приходят сразу после работы уставшими, и начать сессию с небольшого чаепития бывает хорошо.
Уточняю, как мне обращаться к человеку, и говорю, как он может обращаться ко мне.
Особенно это бывает полезно и весело, когда приходит подросток с родителем. Мы выясняем, как нам общаться – с кем на «ты», с кем на «вы», или, может быть, лучше всем вместе в одном ключе выбрать "на ты" или "на вы". Это уже начало сессии и некоторое терапевтическое влияние - родитель видит, как здесь уважительно относятся к мнению и выбору ребенка даже в таком простейшем вопросе.
Спрашиваю о возможности вести записи и вхожу в разговор через нейтральные темы.
Не все люди сразу готовы сразу рассказывать вам о том, что с ним произошло, даже те, с кем мы уже давно работаем. Для входа в разговор всегда актуальны погода с нашим климатом или московские пробки.
На первой встрече уточняю, был ли собеседник у других специалистов из смежных сфер – когда это было, что ему понравилось и что было не так.
Не обязательно, что это будет психолог. Иногда люди мне рассказывают об обращениях к психотерапевту, психиатру, неврологу, невропатологу, нейропсихологу. В такой предварительной беседе можно больше узнать о том, что человек ждет от нашей работы.
Иногда, если человек очень напряжен и ему надо осмотреться, можно оставить его одного на пару минут.

Мне очень помогает метафора - быть радушным хозяином в моем терапевтическом пространстве. Это особенно важно, когда человек приходит в первый раз. Чтобы он как-то обжился, мне приходится в большей степени брать на себя хозяйскую роль. Но потом постепенно человек обживается, и я с удовлетворением вижу, как иногда люди, которые были зажаты на первой встрече, через какое-то время начинают довольно свободно себя чувствовать. Для меня это момент, когда мы объединяемся и становимся командой.

Конечно, иногда можно что-то опустить - мы торопимся, бежим, опаздываем, возможно, что-то из перечисленного человеку уже показал администратор, или сам человек хочет быстро начать работу и ему не нужны наши гостеприимные реверансы. Возможно, это уже энная наша встреча, и собеседник вполне обжился в пространстве встречи.

Но есть одна вещь, которая чрезвычайно важна и которую не стоит опускать.

Что у меня всю сессию перед глазами?

Что за маячок, на который я все время посматриваю?
Нет, это не время, хотя в условиях ограничений в час-полтора работы его важно отслеживать.

Но для меня важнее цель моего собеседника. В любом случае, даже если я практически ничего не записываю в течении сессии – бывает и так, я точно запишу, что человек хочет от этой встречи. С этого мы начинаем сессию и этим завершаем ее.
Начало и завершение - это стороны одной ЦЕЛИ
Если мы не начали с определения цели, то и завершать будет тоже особенно нечем, или завершение будет смазанным. Это та самая история, на которую часто жалуются начинающие терапевты:

- Вроде поработали, но человек не удовлетворён. А мне казалось, все так здорово…
Для меня определение цели и работа с ней – это возможность достичь удовлетворенности человека. Я периодически к этому возвращаюсь, как будто бы стежок за стежком провожу красной нитью через всю встречу:

  • Выяснение цели;
  • Уточнение цели;
  • Продвижение к цели;
  • Подведение итогов по цели

Если это цикл сессий, то, помимо макро-цели всей работы, у каждой встречи есть своя микро-цель. Эту цель на сегодня я определяю и уточняю по ходу сессии, потому что она может меняться. Здесь нет причины для беспокойства. Изменения цели – это хорошо, поскольку люди приходят к нам как раз за изменениями.

Предлагаю вашему вниманию вопросы, которые я задаю на сессиях. Понимаю, что они не идеальны, но они указывают направление, как можно подойти к цели и соразмерно сессии ее определять, чтобы уложиться во временные рамки одной встречи.
Выяснение цели
  • Почему вы здесь?
  • Чем я могу помочь вам сейчас?
  • Что вы бы вы хотели, чтобы произошло за этот час совместной работы?
  • С чем вы хотите уйти?
Иногда люди приходят с целым ворохом проблем, и я понимаю, что если говорить про цель, можно услышать многое про то, как человеку нелегко в его обстоятельствах. С одной стороны, это хорошо, и нужно дать человеку выговориться. Но, с другой стороны, нужно помочь структурировать такую беседу.

Например, человек говорит:

- У меня все ужасно! Целый год я чувствую себя очень плохо и поэтому пришел к вам.

- Вы рассказываете, что уже столько времени вам не очень хорошо. Наверняка у вас были какие-то намерения, когда вы решили обратиться ко мне. Как вам кажется, что сегодня за этот час мы можем с вами сделать? Чего бы вы хотели достичь за это время?

Я спрашиваю именно про "здесь и сейчас" в конкретном контексте.

Я бы вас попросила очень внимательно относиться к этим формулировкам. Они заземляют человека, позволяя ему очень конкретно определиться с целью, и точно снижают его сверх-ожидания от того, что сейчас произойдет нечто волшебное, невероятное.

Но даже если он говорит: «Я бы хотел разобраться со всей своей жизнью и сделать так, чтобы хорошо спать начать – а то я уже 2 года плохо сплю», я обычно уточняю:

– Как вам кажется, что мы можем из этого сделать за оставшееся время, здесь и сейчас? С чего вы бы хотели начать?

Обычно это людям позволяет наметить план программы движения к цели, поддерживающей человека на данный момент.
Уточнение цели
Продвижение и проверка: мы вместе туда ли идем?
  • Как вам кажется - это подходящая для вас цель сейчас?
Обычно разговор про цель занимает некоторое время. Перед тем, как начать расспрашивать человека про продвижение к ней, мы еще раз солидаризируемся с ним и уточняем – мы вообще туда идем? Чтобы не получилось так, что я по одной дорожке двигаю человека, а он в это время думает: «Сейчас психолог еще позадает свои дурацкие вопросы, а потом перейдем наконец к делу. Что ж, у него такая работа, а у меня свои намерения!»

Чтобы не было такого несогласования (иногда так бывает!), очень важно об этом дополнительно позаботиться.

Обычно, когда мы на предыдущем этапе что-то сформировали, я это озвучиваю и уточняю:

- Правильно ли я услышала, что вы за это время хотели бы понять, почему это произошло (или что конкретно в ближайшие 2 недели вы могли бы с этим поделать)?

Если человек отвечает «Да», я продвигаюсь дальше. Если он отвечает «Нет», то я уточняю дальше:

- Наверное, я что-то не поняла. Помогите мне, пожалуйста, как бы вы по-другому сформулировали эту цель?

Это тоже очень здорово помогает.
Продвижение к цели
Продвижение и проверка: мы вместе туда ли идем?
  • С чего бы вы хотели начать?
  • Что уже было сделано до встречи?
  • Что, кто и какие ваши навыки этому могут содействовать?
  • То, что мы уже обсудили - как это помогает вам в достижении вашей цели?
  • Что бы вы хотели добавить, изменить?
Когда мы продвигаемся к цели, первое, что я всегда спрашиваю:

- Что вы уже делали для достижения цели до нашей встречи?

Это дает человеку возможность оценить себя, как того, кто уже действует в этом направлении. Это хорошо, и с точки зрения нашего отношения к человеку, вклада в наш контакт и важно для возвращения авторской позиции, по крайней мере, для нарративных практиков.
Мне кажется, что терапевту любого направления хочется, чтобы в результате работы с ним у человека повышалась бы его самооценка и готовность брать на себя ответственность. Этот вопрос помогает выяснить человеку, что он сам уже продвигается к своей цели, а специалист лишь сопровождает его на участке пути к цели.
Сделав часть работы, полезно подводить итоги:

– То, что мы сейчас обсудили, помогает вам продвинуться к этой цели? Мы в том направлении идем?

Это очень хорошее уточнение, которое точно дает человеку понять, что все в порядке, терапевт это держит под контролем:

– Вы по-прежнему хотите в этом направлении двигаться?

Особенно хорош этот вопрос, когда человек вдруг начинает перескакивать в другую сторону. Возможно, это тоже важно и нужно, но просто не вмещается в эту сессию.

Здесь я точно останавливаюсь, и мне очень помогает ранее сформулированная цель:

- Как вам кажется, нам лучше про это продолжать говорить или сменить фокус разговора? Если мы идем в новом направлении, то какую цель вы там хотите сформулировать?

Это задачка дополнительной рефлексии разговора. Как мне кажется, помогать осознаванию собеседника - задача терапевта в любом подходе.
Ответ на возражения или подведение итогов
Цель, которую мы создаем вместе с человеком, помогает нам объединить начало и конец сессии, зацикливая ее. И вместе с тем хорошо сформулированная цель и продвижение к ней - ответ на возможные возражения собеседника. Например, такие как, "а вы мне точно поможете?", "есть ли толк от нашей встречи?", "как мне понять - мы продвигаемся на встрече или нет?"
Ответ на возражения - термин, который используется в менеджменте. Чтобы помочь человеку осознать, что он приобретает действительно хороший и ценный продукт, нужно ответить на его возражения.

Часто у клиентов психологов есть сомнения, действительно ли наши консультации помогают? Подведение итогов в конце сессии позволяет им самим себе ответить на этот вопрос.
Подведение итогов по цели
  • Как повлиял наш разговор на вашу цель? На ее видение? Возможности ее достижения?
  • Что полезно? Что получили из запрошенного?
  • Что изменилось относительно вашей цели благодаря тому, что мы сейчас об этом поговорили?
У человека может поменяться не только его состояние, но вообще его видение, планы и намерения. После этого можно сделать шажочек в будущее.
Планирование будущего
  • Хорошо, мы продвинулись с вами. Что бы вы хотели еще сделать с этим сами?
Здесь есть выход на домашнее задание (если вы это практикуете), которое человек сам помогает сформулировать.

  • Что, как вам кажется, мы можем сделать для вашей цели на нашей следующей встрече?
Таким образом мы транслируем собеседнику, что дверь для следующей встречи открыта, и мы готовы обсуждать в содружестве с человеком, что можно будет сделать в дальнейшем.
Подведение итогов по контакту - обратная связь
  • Как вам было? Как вы сейчас себя чувствуете? Все ли хорошо?
  • Что понравилось/не понравилось в том, как это было?
Я отчетливо разделяю подведение итогов по целям и по контакту. Это особенно важно для первой встречи, а также если на сессии царила особая эмоционально насыщенная атмосфера, когда человеку было непросто рассказывать, он замолкал и делал большие паузы.
Структура встречи
Я не стала делать структуру первой встречи, поскольку у терапевта гораздо больше n-х встреч. На первой сессии 15-20 минут уходят на организационные моменты, когда мы проговариваем правила и договоренности по формату работы.
Но есть еще одна часть, которая касается скорее не структуры, а общего фона и контекста встречи. Это принципы, с помощью которых мы работаем.
Собеседник - человек, а не проблема
Мне кажется, эти принципы свойственны любому подходу, а не только нарративной практике. Я попыталась их сформулировать так, чтобы мои действия были ясны и понятны моим собеседникам без психологического образования.

Некоторые из этих принципов я озвучиваю и предлагаю собеседнику к ним отнестись, когда понимаю, что сейчас очень важно это обсудить.
Наверное, самое важное обстоятельство, которое когда-то привело меня в нарративную практику – это то, что в этом подходе есть предписание видеть в человеке, который обратился за помощью, не проблему, а человека.
Исходя из этого, я собрала сеть принципиальных моментов, которые использую в своей практике.
Человеку нужно выговориться
Иногда бывает, что участник программы очень вовлечен в нарративный подход, изучил его приемы и методы и прямо горит желанием применить их на практике! Но к нему на сессию приходит человек, который никогда за психологической помощью не обращался, и которому просто очень нужно сейчас поговорить. Возможно, что никаких других вариантов выговориться у человека просто нет: родные далеко, да и не обо всем можно им рассказать, не всегда друзья полностью на нашей стороне, а иногда просто стыдно. Как с этим быть?

Начинающий нарративный практик готов к работе, а его собеседник говорит и говорит так, что и маленького вопросика не вставить! Здесь важно помнить, что иногда человеку просто нужно дать возможность быть самим собой и говорить так, как он хочет, и столько, сколько он хочет.

Сталкиваясь с такими случаями, я еще разочек уточняю цели собеседника. Зачастую цель так и формулируется: «Я просто хочу Вам об этом рассказать, потому что больше некому. Мне необходимо, чтобы кто-то меня выслушал» И это хорошая цель для собеседника! В конце сессии я подвожу итоги и спрашиваю, удалось ли рассказать все, что хотелось?
Человек - это носитель смыслов и ценностей. Расспрашивайте о них
Поддерживайте любопытство - спасение от выгорания

Я, как и многие терапевты, в беседе с человеком выясняю не диагноз, а то, что ему важно, в чем его цель жизни, к чему он стремится. Это любопытство и готовность видеть смыслы, ценности, возможно, даже миссии, порождает, с одной стороны, искренний интерес к собеседнику, а с другой стороны очень здорово защищает от скуки, предвзятости и выгорания.
Не лепите ярлыки и отлепляйте, если уже приклеились
Большинство людей, особенно вовлеченных в истории, связанные с их специфическим положением – физическим, политическим, гендерным, сексуальным, - очень не любят, когда другие люди, в том числе специалисты, на них прикрепляют ярлыки.

Ко мне обратилась за помощью девушка, с которой мы достаточно долго работали. В какой-то момент я поняла, что, возможно, нужна медикаментозная помощь по поводу снижения тревожности, и посоветовала ей обратиться к психиатру. На следующей встрече девушка сказала:

- Олеся, там совсем не так, как Вы, со мной разговаривали! Психиатр мне сказал, что я такая тревожная-тревожная! Я правда такая тревожная!? Мне очень не по себе от этого…

В нарративной практике есть приемы по отделению проблемы от человека, когда мы говорим не о том, что человек тревожный, а о Тревожности, которая иногда приходит к нему, мешая жить. Это помогает отлеплять ярлыки и не маргинализовать человека.

Причем для меня очень важно не навешивать ярлыки даже мысленно. Если, не дай Бог, у меня в голове налепится ярлык, что, например, человек опаздывал, опаздывает и будет опаздывать, мне довольно сложно помочь ему прийти к изменениям, особенно в этой области. Я его уже его словно бабочку в коробочку поместила и на булавочку наколола.

Я хорошо знаю, что это может сильно тормозить работу и потому себя осознанно останавливаю, если вдруг замечаю внутреннюю попытку "ярлыкования".
На приеме у психотерапевта:

- Здравствуйте, доктор!
- Здравствуйте, больной!
- А с чего Вы взяли, что я больной?
- А с чего Вы взяли, что я доктор?

Это анекдот, но на самом деле есть люди, которые никогда к психологу не обращались, и не знают, кто они для него? Больной, пациент, клиент и т.д.? Иногда меня спрашивают об этом на сессии.

Призываю вас подумать, какое слово вы используете и в какую позицию это человека ставит. Если это больной или пациент, то вы – явно тот, кто лечит. Подумайте, комфортно ли вам лечить?

Слово клиент у меня вызывает ассоциации, которые, с одной стороны, уводят в область продаж, и мне это не слишком нравится и точно не близко. С другой стороны, существует достаточно жесткая психотерапевтическая схема: есть клиент, и он должен знать свое место, и есть терапевт на более знающей позиции.

Возможно, кому-то это подходит хорошо. Но я человеку всегда говорю, что он для меня - собеседник. В этот момент я отчетливо транслирую важную для меня парадигму, что на этой сессии мы равны в том, что каждый из нас влияет на нашу работу. У меня одни обстоятельства и возможности, у человека - другие, но совместно мы – команда.
Мы – команда
Правило «Стоп»
Иногда я использую очень понятную людям метафору про автомобиль и навигатор:

- Смотрите, у нас с вами час. Это время вы можете пользоваться моим функционалом навигатора. Я могу вам говорить – давайте поедем направо, так будет короче, - но руль у вас. Вы можете меня слушать, а можете выбирать свою дорогу. Руль в ваших руках – куда бы вы хотели поехать?

Командный дух сотрудничества действительно помогает, с моей точки зрения, эффективно достигать цель, которую человек поставил.
Равенство обстоятельств
Команда – это значит, что у каждого есть равенство обстоятельств - не только у человека, но и у меня, как у терапевта. Я тоже имею право и водички попить, и открыть окно, и при необходимости взять паузу.

Я не сразу к этому пришла - был кейс, который меня этому научил. Я некоторое время работала с женщиной, которая мне на одной из сессий сказала:

- Знаете, Олеся, я вам деньги плачу, и полагаю, что вы будете делать это, это и это.

В том числе там были требования, как я должна вести себя, быть в определенном состоянии, и т.д. Я тогда поняла, что мне точно не хочется, чтобы такого рода обстоятельства сопровождали мою практику, потому что я тоже человек.

С тех пор я это обговариваю. Мне кажется, справедливо, если у нас будут равные возможности, по крайней мере, если дело касается простых вещей.
Каждый из нас имеет право на вопрос и на молчание/паузу
Это означает, что человек тоже имеет право задавать мне вопросы. Я это сразу озвучиваю потому, что раньше люди часто очень аккуратно спрашивали:

- А вопрос задать можно? Я знаю, что Вы ничего не советуете, но я просто уточнить…

Мне кажется, что обговоренная заранее возможность задать вопрос очень продвигает нашу командную работу. Другое дело, что я могу озвучить человеку разные варианты, и мы обсуждаем, куда ему лучше пойти.
Не знаете, куда двинуться - спросите собеседника
Это равенство и возможность действовать солидарно позволяет мне, если я вдруг не понимаю, куда мне двинуться дальше, обратиться к собеседнику.

Около 2 лет назад я была на семинаре терапевта из Нидерландов, который работает с очень сложными случаями гнева, несдерживаемой агрессии и насилия. Она сказала:

- Знаете, я давно работаю, но недавно получила потрясающую рекомендацию от человека, который работает в 2 раза больше, чем я. Это один из самых старых терапевтов, с кем я вообще встречалась за все время. На его семинаре я услышала эту вещь, которую рассказываю теперь своим слушателям.

Теперь это пошло дальше, и я в свою очередь делюсь с вами этим советом:

- Самое важное – советоваться со своими клиентами! Спрашивайте у них, что сейчас делать!

Это звучит очень просто. Я тогда про себя подумала – действительно, я же уже это делаю! Но важно осознанно к этому относиться.

Получите согласие на выбранное направление
Если мне вдруг приходит в голову какая-то идея, я ее озвучиваю. Я за прозрачность в сессиях, потому что знаю, что даже если я свои идеи утаю, они будут все равно рваться и стучаться, по-партизански проникая в мои вопросы. Поэтому обычно говорю:

- Знаете, мне сейчас пришла в голову идея. Как вам она? Как вам кажется, подходяще это для вас или нет? Хотите вы про это подумать или нет?
Говорите на одном языке
Используйте слова и выражения собеседника. Иногда люди смущаются и говорят:

- Ой, я, наверное, сейчас не очень правильно говорю…
- Пожалуйста, говорите, как говорите. Это здорово, что Вы сейчас это так назвали. Я буду использовать ваши слова.
- А это правильно?
- Правильно так, как вы сейчас для себя определили. Я вашу терминологию могу подхватить.


Конечно, я могу посоветовать, что человеку почитать на эту тему. Но сейчас, раз я с ним заодно, я использую его термины и даже иногда характерные острые словечки.
Мелкие шаги - это результат, делайте его видимым.
Иногда люди словно бы недооценивают маленькие шаги. Но я, как член команды, тоже их вижу и обращаю на них внимание:

- Как вам кажется, какой маленький, но отчетливый шаг мы сделали за сегодня?
Опираясь на карты нарративной практики
У меня есть последовательность в работе, связанная с идеями нарративных карт. Вот эти пункты друг за другом:
Описание проблемы словами человека.

Исследование контекста проблемы и того, что вне его.
Вопросы из первых блоков экстернализации.

Обсуждение действия в ответ на проблему.
Вопросы из следующих блоков экстернализации и первые вопросы из карты пересочинения. Мы начинаем насыщать историю ценностями. У человека всегда есть некоторые смыслы, исходя из которых он действует в ответ на проблему, и это важно поддерживать.
Насыщение истории ценности.
Чтобы человек воссоединился с ценностями и пришел в очень ресурсное состояние, мы насыщаем его историю и строим основу для того, чтобы запланировать будущие действия вместе с человеком.
Построение основы будущих действий.
Иногда прямо на сессии мы договариваемся о том, что конкретно он будет делать непосредственно в скором времени. Это завершающий блок в карте пересочинения.
Ответы на вопросы
Вика:
На меня влияет знание о том, как построены литературные произведения. Это знание привносится мной в разные сферы жизни. Мне кажется, сама жизнь устроена примерно так: завязка, развитие, кульминация, развязка, финал, выводы, извлечение опыта.

Можно ли эту схему применить к построению консультации? Но что тогда делать, если кульминация возникает в конце, и нет времени на развязку? Или, наоборот, консультация началась с кульминации?
Олеся
Человек мыслит нарративами. Его речь и способ осмысления мира построен, как некоторый рассказ, в котором согласно литературным канонам есть завязка, кульминация и финал. Действительно, почему бы не выстраивать сессии по таким же принципам?
Но мне кажется, у сессионной работы немножко другие задачи. Согласна, что человек может выдавать целью сам нарратив. Иногда, особенно в случае работы с травматическим опытом, мы наблюдаем целое наслоение рассказов, когда человек перескакивает с одного на другое.

Если здесь работу подчинять художественной структуре рассказа, то можно легко запутаться. Поэтому есть структура сессии, которая предполагает, что мы можем даже из самого сложного нарратива вырулить, помочь человеку разделить «большого слона» на куски и дальше эти куски освоить. Мне кажется, что задача нашей терапевтической работы в том, чтобы рассказ человека о том, что произошло, был им осмыслен.
Вторая половина вопроса (о порядке следования частей рассказа) для меня здесь не про сессию, а про сам текст, с которым пришел собеседник, и поэтому нужна дополнительная организация.

Ведь не просто так человек почему-то начинает свой рассказ с высшей точки. Это значит, что он его начал гораздо раньше, а к нам пришел уже в этом состоянии кульминации.

Первое, что я обычно делаю в таком случае – сообщаю, что я не в курсе, что произошло, и заземляю собеседника, помогая ему оказываться здесь и сейчас. Для этого иногда достаточно просто выдохнуть или посидеть 1-2 минутки в кабинете.
Если же человек говорит и говорит, и никак не доходит до развязки, то важно помочь ему закруглиться. Ведь он пришел не для того, чтобы все рассказать – да и невозможно все рассказать!

Когда-то мой учитель по нарративной практике Екатерина Жорняк сказала:

«Богатство человеческой жизни таково, что если бы мы попробовали рассказать все, что с нами происходит и выложить это как текст, нам бы жизни не хватило!»

Действительно, жизни может не хватить для того, чтобы человек рассказал все. Но наша задачка не в том, чтобы дать ему рассказать все, а в том, чтобы он осмыслил то, что уже сказал.

Когда я понимаю, что в кресле сидит "разговорчивый" человек, которому нужно помочь в развязке, то начинаю подведение итогов не за 10, а за 15-20 минут до конца сессии. Тогда мы обычно укладываемся.

Но даже если это происходит – например, этот собеседник ко мне пришел в первый раз, и я почему-то не распознала, что ему сложно закругляться, я в любом случае его останавливаю:

- Спасибо, что вы решили мне это рассказать, но наше время полностью закончилось. Мы с вами встретимся в следующий раз.
Таяра
- Зная в целом запрос клиента, я до сессии планирую, что мы сегодня будем делать, готовлю карты и упражнения для домашнего задания.

Но часто на сессии мы уходим в другую тему, и тогда запланированная карта оказывается неподходящей, а какая нужна я не всегда сразу могу сообразить.

Как можно карты интегрировать в работу так, чтобы это было естественно? И то, что сейчас не получается это делать - это от недостаточности опыта работы с конкретной картой или еще что-то?
Олеся
- Для меня это вопрос о том, что первично в работе. Когда мы обучаемся, карты на первом месте: важно хорошо уметь по ним ходить, бодро в них ориентироваться, уметь переключаться из одной в другую.

Когда мы работаем, на первом месте уже цель и потребности человека, его готовность сотрудничать с нами, желание достичь цели или изменение этой цели. Поэтому ориентироваться исключительно на карты здесь не стоит.

Обычно при подготовке к сессии я просматриваю записи с предыдущих встреч, а именно, что для человека важно и какие цели он ставит перед собой. Я понимаю, что это вклад в его предпочитаемую историю. Каждую новую встречу я начинаю с вопроса:
– Цель такая же? Мы туда же продвигаемся или что-то изменилось?

Еще я точно забочусь о том, чтобы я сама была в состоянии ОК - чтобы чувствовала себя хорошо, у меня было нормальное дыхание, чтобы я не была перегружена и выключилась из предыдущей сессии. Это моя подготовка к новой встрече. Здесь мне помогают простые телесные практики – дышать, расслабиться, заземлиться.
Смотрите статью об интеграции нарративной практики с телесным подходом и психосинтезом. В конце есть видео о том, как можно телесно помогать не только на сессии людям, но и себе как терапевту.
Инна
- Почему час, а не полтора и не два? Разве часа хватит на осмысление?
Олеся
- Длительность сессии вы сами определяете. Иногда я заранее с людьми обговариваю, что мы работаем 1,5 часа, потому что я включаю дополнительные техники помимо разговора.

Для меня сессия больше 1,5 часов – не ОК. Самая долгая встреча у меня длилась 5 часов. Но это точно не стандарт моей работы!

Если говорить про осмысление, оно часто происходит уже на сессии. Для меня одна из целей терапевтической работы – это помочь человеку то, что уже сделано, осмыслить и исходя из этого смысла наметить действия дальше.

Если же мой собеседник говорит, что ему нужно еще про это подумать, я уточняю, как ему лучше это сделать:

- Вы хотите сами подумать над этим? Я могу вам прислать письменную практику, которая вам поможет сделать это структурированно. Или вы хотите подумать вместе со мной в следующий раз?

Это выбор самого человека, а я продолжаю быть для него навигатором, помогая действовать более осознанно.

Если он решает самостоятельно подумать – это тоже хорошо. Человек сам сделал свой выбор, принял на себя ответственность, удержал авторскую позицию – это классно!
Инна
- Я не могу работать точно по карте, зато легко их интегрирую в свой опыт. Меня это напрягает, поскольку мне кажется, что я так не могу получить полноценный результат.
Олеся
- Замечательно, что есть возможность интегрировать карты в свой опыт. Думаю, опыт наверняка влияет на то, что происходит на сессии. Другой вопрос, что такое полноценный результат? Как вы понимаете, что вы его получаете?

Когда я сама себе задавала вопрос, как понять, эффективны или нет мои сессии, есть результат или нет, он полноценен или нет, то ни разу не получалось ответить сразу же. Более того, мои ответы могли меняться!

Думаю, что это связано с тем, что я ориентируюсь все-таки на цель собеседника, поэтому эффективность работы бессмысленно оценивать мне. Не только я, но и мои коллеги сталкиваются с тем, что классную, с нашей точки зрения, сессию человек очень спокойно и ровно оценивает, а самая обыкновенная для нас может вызвать настоящий вау-эффект у собеседника.

На самом деле нет правильного ответа, нет нормы хорошего результата. Я могу в этой оценке опираться на свой взгляд, но мне нравится ориентироваться все-таки на взгляды людей. Это позволяет налаживать с ними больше контакт.

Я осознаю, что это не единственный взгляд. Если бы на сессии сидел супервизор, у него был бы свой взгляд, у второго человека с подобной проблемой - другой взгляд, у третьего – третий и т.д. То есть это не то, что я могу определенным образом обозначить.

Подводя итоги сессии, я обязательно спрашиваю о том, что если сегодня не ОК, то как нам это поправить в следующий раз? Если же, наоборот, что-то очень ОК, то интересуюсь, как это можно привнести в следующую сессию.
Инна
- Может быть результатом продвижение к цели? В нарративной практике преследуют определенную цель, а если их брать отрывочно, то результат будет не полным.
Олеся
Да, в нарративной практике преследуют определенные цели, в том числе:

  • Помочь человеку насытить описание его предпочитаемой истории, определить свою авторскую позицию, отстаивать ее и реализовывать в жизни,

  • Содействовать в том, чтобы человек определил, что для него важно и ценно, а что является не предпочитаемым, проблемным, мешающим в жизни, как бы он хотел действовать в ответ на это.

  • Всячески способствовать тому, чтобы жизнь человека оказалась его собственной.
Это мета цель, которая всегда стоит «над», и она определённо мне помогает.

Понимаю, что в жизни сложно действовать только так. Наша жизнь – это не некая схема или абсолютно четкий алгоритм. У нас всегда есть выбор, чего мы хотим придерживаться. Эта идея нарративной практики, которая помогает мне как нарративному практику. Она может помогать и вам)
Приходит клиент к психологу. Психолог ласково говорит:

- Прошу Вас присаживайтесь, и расскажите обо всех ваших заботах .

- Ой, Вы моя последняя надежда. Займите мне 5 000 до получки.